Остров Сокровищ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Остров Сокровищ » Квестовые эпизоды » Лес Каматли. Река Атлауа


Лес Каматли. Река Атлауа

Сообщений 211 страница 225 из 225

211

Разум Клетуса был целиком поглощён вспыхнувшим с небывалой силой желанием. Если раньше обстановка более-менее располагала к тому, чтобы сдерживаться и держать себя в руках, да и вообще, за давностью, так сказать, ощущений воспоминания потускнели и желание как-то само собой притупилось, то сейчас всё было совершенно по-другому. Сейчас сдерживаться было равносильно самой мучительной пытке, какую только можно придумать - а кто добровольно станет сам себя пытать?! По всем вышеперечисленным причинам Клетус из ответной реакции Туффи уловил только самое важное для себя - явного и решительного отказа нет, и гиена не сказать, чтобы твёрдо против. А, значит, надо проявить настойчивость и твёрдость в своих намерениях, и тогда... Клетус тихо заурчал при мыслях о том, что будет "тогда" и перешёл в наступление. Его лапа, нежно поглаживая и едва-едва покалывая гиену когтями, плавно поднималась сначала от упругого бедра до мягкого и тёплого бока, потом ещё выше, к пышной и вздымающейся при каждом вздохе груди...

- Туффи... - хрипло прошептал Клетус - Зачем все эти "но", красавица? Зачем нам с тобой эти "не можешь"? Если хочешь, то очень даже можешь, верно, Туффи? - гладиатор левой лапой (на локоть которой опирался) взял ту лапу Туффи, которой та гладила его грудь и, поднеся её к своим губам, нежно поцеловал - Иди ко мне, нежная моя, и я тысячу раз прошепчу тебе на ушко, какая ты красивая и хорошая. - Клетус тихо заурчал, призывно глядя на Туффи - И не только прошепчу, обворожительная ты прелестница... - с этими словами Клетус начал потихонечку подползать поближе к Туффи.

0

212

Пока лапа воина двигалась всё выше и выше, она не сводила с него взгляда. Всё меньше в нем оставалось улыбки, всё больше росли непонимание, неуверенность, но и какой-то дикий первобытный вызов, азарт. Всё для глупышки происходило так резко, так быстро. Вот его лапа на её боку. Слова его нежны, но их так много, они плывут от непонимания. Туффитри приподнялась на локте, с недоумением оглядывая лапу, которую большая куница зачем-то чмокнул. Она вновь перевела взгляд на Клетуса. Нет, видит эта святая земля, это солнышко и свежий день, он делал всё неправильно.

Когда он положил лапу ещё повыше и начал придвигаться к ней, в желтых глазах дикарки уже не было неверия. Будь, что будет, подумает, что подумает! Остался лишь тот самый легкий вызов, теперь разросшийся до какого-то по-злому энергичного задора, а легкий лепет оправдания и убеждения остался где-то в подсознании.

Слова слабы ибо, ибо сильны действия.

Правая лапа зажала обходительную лапу Клетуса подмышкой. Мощные ноги резко рванулись к росомахе, зажимая его тело в мертвый замок. Толкнувшись левой лапой, Туффитри с коротким урчащим рыком перекатилась на другой бок. Однако она не стала бить Клетуса о горячий песчаный берег, она плавно положила его, показывая силу своих упругих бедер в аккуратной статике. А сама с ухмыляющимся оскалом на морде села сверху, перекатившись и взметнув волну светлого песка.

Она не была против намерения Клетуса, увиденного, ухваченного в его теле ей самой. Теперь не было неуверенности в том, что она может его ранить, задавить, ему может не понравиться обращение. Туффитри сейчас была больше похожа на того дикаря, что наводил ужас в саванне сезоны не такие уж долгие назад - необузданного, решительного, мыслящего силой. Да и уж если идет рыбка в лапы, то почему бы и не ловить, он самец достойный, может, достойнейший из их пиратского клана, а отступать не было повода. Но подходил только он к делу очень плохо. Он говорил как друг. Действовал как друг. Прикосновения и слова хороши для дружбы. Но не сейчас, не-е-ет.

- Или Клетус бери Туффи, бери женщин сильный! - её грудь вздымалась и опускалась над росомахой, хотя по виду гиена совсем не устала. Она говорила вкрадчиво и как-то задорно-насмешливо. - Или Туффи бери куница слабый. Один, сама!

Сейчас, закончив рычащую речь, она расслабилась слегка, оглядывая зверя под ней. Она поддавалась - замок стал слабее, лапа освободилась из зажатия. Она ждала от самца напора, силы, рвения, если уж он сам проявляет инициативу - так пусть покажет, что он является тем, кто может её взять. В противном же случае, что ж...

Сильной самке придется делать всё самой.

0

213

"Ну наконец-то!" - пронеслось в голове у Клетуса - "Вот поэтому я и люблю крупных самок!" - Клетус широко улыбнулся, в его глазах зажёгся дикий азартный огонёк - "Хочешь, чтобы я показал тебе силу? Что же, будет тебе сила!" - росомаху переполняло возбуждение, срочно требующее выхода самым очевидным и самым приятным способом. Улыбка гладиатора стала в какой-то мере кровожадной.

Зарычав, Клетус одной лапой схватил Туффи за попу, а второй - за грудь.
- Ну что, давай повеселимся, Жопастик! - сказал гладиатор, сгибая левую лапу в колене. Резко рванувшись всем телом направо, он оттолкнулся ещё и левой лапой, помогая себе закончить движение и утягивая за собой Туффи, крепко держа её в своих лапах. У Клетуса не получилось смягчить свои намерения, поэтому он опрокинул Туффи спиной на песок и теперь лежал на ней. Не тратя время на слова, росомаха принялся не срывать одежду с гиены, целуя её в шею, одновременно с этим слегка (и не очень, но не до крови) её покусывая.

Всё то, что Клетус так долго сдерживал - возбуждение, дикость, страсть, его природная необузданность и жаждущая применения сила - всё это вырвалось наружу, сметая любые барьеры и не терпя на своём пути никаких преград! Эти чувства, подобно взрыву, подобно внутреннему извержению вулкана, захлестнули гладиатора с головой, полностью лишая его всяческого самоконтроля - впрочем, нельзя сказать, чтобы Клетус сопротивлялся - наоборот, он с радостью и наслаждением нырнул в этот полубезумный поток, сливаясь с ним воедино. Нечто похожее росомаха ощущал во время битвы, когда ярость боя захлёстывала его с головой и превращала в машину смерти, полностью лишая его голову любых мыслей и волчьих наставлений о том, что разум всегда должен быть на первом месте и полностью всё контролировать. В такие моменты росомашья природа оказывалась сильнее, родня Клетуса с его вольными сородичами - с дикими и необузданными варварами.

0

214

Он проявлял силу.

Да, она не видела насаженными на большое копье - или на его вилку хоть бы уж - кучи песьих голов, так, чтобы даже самого оружия не было видно. Не возлежала на добытом им лично в долгой и изнуряющей охоте и снятой аккуратно шкуре зебры или антилопы. Не пила кошачью кровь - так молодящую шерстку на мордочке и придающую коготкам крепость - из кошачьего же черепа отобранных им, Клетусом, скажем, хотя бы у леопарда.

Однако он повалил её, из писка начавшую грозно урчать и даже немного скалиться. Это тоже было достижением в глазах той, что считает себя сильной. Помогла она ему или нет, дабы почувствовать себя слабой хоть когда-то, знало только мироздание, но сейчас, пробудившейся внутри пятнистой девушки амазонке саванны всё это было уже неважно. Отчасти.

Он приняла его ухаживания, да. Дерзко и без какого-либо беспокойства во взгляде - лишь с толикой нарастающей бури дикой эйфории и ухмылкой - она принимала поцелуи и даже покусывания. Гиена фыркнула. Игривый какой. Однако продвинулся он выше, так сразу его нижняя губа оказалась схвачена крепкими зубками. Она держала его за затылок, крепко-крепко, чтобы не дергался и не вредил себе.

А мгновение спустя она надкусила его губу - совсем слегка, как на морозе треснуло, может, чуть сильнее - лизнула кровь, хохотнула злобно и впилась в него в безумном, неопрятном, варварском и грязном поцелуе. Сильные пятнистые лапищи рвали его за шерсть к себе, не давали вырваться, пока она не закончит яростную работу...

Она отпустила его, давая свободу действий вновь. Желтые глаза дикаря впились полубезумным взглядом в кроваво-красные очи варвара. Да, он проявлял силу. Однако пусть поймет он, что на этом поле сила есть и у другого.

А если он понял... Так что же медлит он?

0

215

Клетус зарычал в ответ на действия Туффи, радостно скалясь в ответ. Ему неописуемо нравилось всё происходящее, ощущения были совершенно незабываемые, а, главное, свою страсть можно совершенно не сдерживать - Туффи наглядно показала, что выдержит всё буйство его нрава, получит удовольствие да ещё и ответит тем же! Именно поэтому Клетус и любил крупных самок - можно было предаваться страсти, не сдерживая себя и не опасаясь последствий.

В буйстве страсти для Клетуса и Туффи незаметно пролетело какое-то количество времени. Солнце чуть склонилось к горизонту, но ещё уверенно держалось на небосводе, и не думая пока клониться к закату. Пока хищники одаривали друг друга дарующей наслаждение страстью, они не замечали никого и ничего вокруг, а со стороны было даже не понятно, в чём грань между любовными играми и схваткой. Ясно было только одно - какое-то количество времени Клетус и Туффи наслаждались обществом друг друга, совершенно себя не сдерживая, чем и остались очень довольны. И сейчас они оба, тяжело дыша, лежали на песке полностью удовлетворённые произошедшим.

Клетус, глядя в небо, внезапно осознал, что понятия не имеет, что говорить и что делать дальше. Обычно на этом моменте всё заканчивалось - самку уводили из покоев гладиатора-чемпиона, а его самого оставляли отдыхать, мыться и набираться сил для завтрашнего дня. И вот сейчас Клетус понял, что Туффи-то никуда не денется и не уйдёт - она его боевая подруга, и им с ней предстоит ещё не раз биться бок о бок, и не только - помимо того, что надо дойти, наконец, до хорьков, предстоит ещё и простое общение. И что теперь делать? Как себя вести? Что говорить? Может, Туффи сейчас ждёт от него чего-нибудь? Каких-нибудь особенных слов, или действий? И важно ли всё это - может, она так же привыкла забывать о партнёре сразу же после "акта"? Вопросы роились в голове Клетуса, в то время как ответы продолжали избегать его разум с усердием, достойным лучшего применения.

"Как же всё сложно-то!" - мысленно взвыл Клетус. Непонятная ситуация, вызывающая множество безответных вопросов, как и всегда, порядком его разозлила, но умиротворённое настроение после случившегося требовало немедленно найти приемлемое решение и продолжить получать удовольствие. - "Хотя... с другой стороны... А почему я вообще должен что-то говорить или делать? Было - было. Нам обоим хорошо. Ну вот и замечательно, что ещё надо-до? Всё, решено и принято - полежу, отдохну немного и - в путь! А если Туффи захочет чего-либо, м-м-м... "Особенного после", назову это так - то пусть начинает сама, а там посмотрим, как пойдёт." - приняв решение, облегчившее душевное состояние, Клетус удовлетворённо вздохнул и принялся щуриться на тёплое, яркое солнце, освещавшее этот чудесный мир. Да, пожалуй, настроение Клетуса было даже слишком благодушным (по его меркам).

Отредактировано Клетус Предатель (18 июля, 2017г. 14:17)

0

216

Сейчас во вдруг резко опустевшей пятнистой голове, в тишине и покое ласкового дня лежащей на мягком песочке, крутился вопрос ей под стать. Почему она так тяжело дышит?

Пятнистые гиены выносливы. Очень. Как-то мельком всплыли в памяти образы: вот Лиету, львица, совсем растеряна от непонимания, откуда же черпает эта пухлая заклятая подруга силы, чтобы гонять футбол с котятами после адской тренировки на ножах и копьях; Или синее-синее сказочное сумеречное небо с легкими облаками, что открылось ей и Пророку после забега в гору длиной в полдня... Наверное, эти образы новой жизни, не дикой и правильной - очень хотелось бы так считать - были похожи на то, что происходило и сейчас. Горящие путы страсти отпускали девушку, дикость уходила и пряталась в свой роскошный и просторный угол, накормленная чувствами, огнем, игрой и безумием.

Туффитри ещё раз вздохнула и успокоила дыхание, причмокнула губами и обратила взгляд на Клетуса. Он цел и спокоен, это заставило пятнистую зажмуриться удовлетворенно и кивнуть. Даже улыбнуться легко. Она чуть поерзала ногами в разбросанном в игрищах песке и прикоснулась к нему, к тяжело дышащей груди, лапой, погладила его нежно. Гиена улыбнулась шире, даже хихикнула, теперь она уже перевалилась на него поперек, взгромоздившись на нем, росомахе, грудью, и опираясь на подрытую под него лапу, дабы носик оказался к носику.

- Туффи хорошо, - улыбались её прищуренные счастливо глаза, ножки перевернувшейся на животик абордажницы били о песок задорно и легко, хвост-метелка бил туда-сюда над обнаженным афедроном. Лучшие гаранты двум радостным словам. - Клетус хорошо, ага?

И в такой момент можно было действовать по разному. Она могла сейчас подхватить его в лапы и закинуть в поток, смеясь и играючи, или предложить попрыгать в воду с её лап, как с трамплина. Могла предложить поискать её вещи, раскиданные в приятном действе туда-сюда. Можно было переправляться на другой берег...

Однако Туффи решила действовать помягче и поспокойнее. Подождать его ответа для начала... А потом уже мужчину с хохотом в поток кидать, а самой бросаться следом, радоваться. Да, радоваться. День к тому располагает уж очень.

0

217

Клетус почувствовал, как Туффи частично легла на него, опираясь своей грудью, и открыл глаза, обнаружив, что их морды теперь расположены нос к носу. Улыбнувшись, росомаха ответил:

- Да, Туффи, мне сейчас очень хорошо - даже, можно сказать, замечательно. - Клетус обнял Туффи одной лапой за талию, второй - за спину. Улыбка гладиатора стала лукавой, а из его груди донеслось удовлетворённое урчание. - И я очень рад, что и тебе хорошо.

Клетус помолчал ещё немного, не зная, что говорить. Надо было, наверное, ещё раз искупаться в реке, смыть с себя песок, да и переправляться уже, наконец, на другой берег. Вздохнув, Клетус, поглаживая Туффи по спине одной лапой и чуть ниже спины - другой, заговорил:

- Ну что, Туффи, пожалуй, и хватит уже под солнышком нежиться, а? Надо бы переправить мои вещи на тот берег, найти твои, да и дойти уже, наконец, до твоих друзей-хорьков. - Клетус улыбнулся - А то мы с ними так никогда и не познакомимся, так и проведём тут вечность. - Клетус очень живо представил себе, как проводит остаток жизни на этом самом месте на этом острове, лишённым всяческих признаков цивилизации, и содрогнулся от ужаса. Нет, всё-таки надо возвращаться, наконец, к делу - отдых тем и хорош, что его должно быть в меру. Клетус начал приподниматься, подталкивая за собой Туфии.

- Давай-ка действительно поторапливаться, Туффи - я хочу познакомиться с этими твоими хорьками до заката. Мне как-то совсем не улыбается устраивать с ними первое знакомство мало того, что на их территории, так ещё и ночью.

0

218

Дикарке стало теплее на душе даже на ласковом солнышке при плеске доброй речки. Всё от теплых речей и дружеских нежных прикосновений, зверя клана знаках внимания, признания и заботы. Хвостик начал махать активнее, а грудь заерзала на густой шерсти росомахи. Желтые, не знавшие жалости во взгляде глаза её, казалось, стали совсем просто и по-детски спокойными и счастливыми даже.

Ей не до конца были понятны все его речи, хоть и слушала она их внимательно, даже повернувшись к нему ухом, но от слов, связанных с закатом, знакомством, клан-хорек и ночью ей вспомнилось очень свежее воспоминание и её первого визита на Плато. Вот было весело, зажигательно, громко! Сейчас эта эйфория из прошлого да жажда действия неплохо сошлись с нынешним легким и удовлетворенным настроением, ещё отдающим в теле тонкими и сладкими нотками. Туффи зажмурилась на секунду, "уфкнула" и улыбнулась Клетусу, держа того в объятиях -  чего же звери ждут, коль впереди дорога?!

Она обнимала его в момент, когда росомаха начал подниматься, посему ей несложно было помочь ему присесть, а самой, подобрав свои пятнистые ходули под себя, плавно отпрыгнуть назад с легким смешком. Девушка огляделась в поисках своих вещей, да и клетусовых тоже. При виде аккуратно сложенных перед купанием пожиток его, она подумала, а собирая пожитки и применила...

Повязка на грудь с ближнего куста, зеленые штаны с песком, пояском и сумками почти у кромки воды - Туффитри собирала одежду свою, оглядываясь на друга, а потом, задорно подвигнув, подбежала к самодельной "корзинке" и спихала всё внутрь. Одежда для дикарки саванны - не такая уж необходимость, особенно если друг сам не против не скрытого вида. Единственное, что она оставила при себе - подумав несколько секунд над плетеным своим плотиком - был костяной нож, что был сразу вплетен в её длинную гриву сноровистыми же её лапищами. Слишком дорога ей эта вещь, пусть будет рядом.

А заплетая его, Туффи спросила своего друга:

- Что быть "ве-чнось"? - и навострила ушки, повернув озадаченную мордашку.

0

219

Наблюдая за Туффи, Клетус ощущал где-то внутри себя доселе неведомое чувство. Он не мог его описать, потому что оно не было похоже ни на что, испытываемое им ранее, но мог точно сказать, что чувство было приятное. Вот только Клетус очень не любил, когда с ним происходило что-то, что он не мог понять, это всегда вызывало у него злость, так что приятно чувство было омрачено этой самой злостью от непонимания. Решив чем-нибудь себя занять, Клетус решил упаковать свои вещи в плавучую корзину, смастерённую Туффи. Перетащив свою снарягу поближе к корзинке, Клетус принялся её туда укладывать, таким способом, чтобы и места это всё занимало поменьше, и лежало понадёжнее, без риска вываливаться из корзины при покачивании той на воде. При этом Клетус время от времени поглядывал на Туффи, любуясь прекрасным видом.

Невинный вопрос подруги его изрядно озадачил - как объяснить ей это понятными для неё словами? Особенно, если учесть то, что понятного и доходчивого ответа Клетус и сам не знал - подхватил это словечко у волков и на каком-то интуитивном уровне его принял. Оно иногда употреблялось волками как в разговоре между собой, так и в речах с трибуны, произносимых ведущим для публики и (реже) гладиаторов. Вечность, вечность, вечность... И в самом деле, что есть "вечность"? Клетус наморщил лоб, пытаясь вспомнить, при каких обстоятельствах он слышал это слово и на основе этих воспоминаний построить логическое рассуждение о том, какое значение могло бы оно иметь.

- Ну-у-у... - протянул он наконец - Я сам точно не знаю. - признался гладиатор - Слышал его в разговорах волков. Если я правильно понял, "вечность" - это много, очень-очень-очень много времени, оно тянется дольше, чем жизнь. Вот проживём мы свои жизни, дети наши, внуки, и все-все-все наши потомки уже помрут от старости, а "вечность" ещё не закончится. "Вечность" это как бы... "навсегда", что ли... - Клетус пожал плечами.

0

220

Туффитри внимательно выслушала друга, даже последила за тем, как он действует в своих мыслях, может, действия тоже что-то скажут. Интерес был праздным, конечно, но ведь раз звери решили действовать, пока солнышко высоко, а настрой ещё выше, то не мешает и узнать что-то новое у более умного зверя.

Однако гиена не сразу дошла до простой истины. Её спутали слова о "потомках" и что "помрут", толстушка просидела парочку секунд, моргая и щурясь... Не, потом ведь ничего не будет когда все помрут. И вообще, думать о таком сейчас не надо! А вот с временем мысль она схватила верно.

Пятнистые телеса заерзали на песке, чуть глубже зарываясь в мягкий и теплый покров. Дикарка открыла рот и с задорной физиономией - дабы подбодрить неуверенного учителя по новым словам - и заголосила:

- А, а, Туффи понимай! "Вечнось" быть долго-долго тогда потом да? О! - тут теперь не отягощенная интеллектом мордаха вообще просияла, а грубый баритон стал на два тона выше, почти перескочив в тенор. - Быть долго считай долго-долго, ага?

Она хлопнула в ладоши и рассмеялась легко. Сидя сейчас перед другом, с корзинкой между ними, она вытянула задние лапы к реке, поболтала их в песке, опираясь на правую руку. Потом она взглянула в глаза Клетусу. Стоило бы закрывать её "шлюпкинаводу" лианами для надежности - Тук-Тук пускай останется здесь, на этом берегу, не пропадет - да плыть к друзьям, однако...

- А Клетус дружить Туффитри долго-долго? Вечнось, да?

Вопрос был задан без подвоха, с легкой и искренней улыбкой, и всё же Туффи очень бы хотела ответа.

0

221

- Да, Туффи, вечность это долго-долго, очень-очень долго-долго. - Клетус согласно кивнул и тоже рассмеялся. Отменное было настроение - впервые за несколько последних лет. Даже странно было Клетусу вот так себя ощущать - не убив, не поев, не выпив на пиру, не поделив богатую добычу - а просто так, в разговоре - так весело и искренне рассмеяться, почувствовать себя по-настоящему хорошо!

Впрочем, всё настроение тотчас же испортилось. Как и всегда, всё испортил вопрос - "А эта дружба надолго?". Его задавали товарищи по команде, его задавали любовницы, его задавали капитаны кораблей, его задавали все, с кем ему довелось хотя бы раз побывать на одной стороне. Этот вопрос звучал по-разному, но суть его всегда была одна и та же - Клетус Предатель, а надолго ли ты нам верен? Будешь ли ты верен нам тогда, когда мы будем проигрывать? Будешь ли ты верен нам, если мы будем доставлять тебе проблемы? Будешь ли ты верен нам, если мы начнём утягивать тебя за нами на дно? Будешь ли ты, Клетус Предатель, верен хоть кому-нибудь кроме себя? И Клетус знал, что всегда, всегда в таких случаях надо отвечать "Да", потому что если ответить "Нет", то можно тут же и распрощаться со всеми выгодами от временного союза. А то и на нож в морду нарваться. И сейчас этот вопрос задала Туффи... очень, очень выгодный союзник, хороший боец. Зверь настолько грозный, что само её присутствие рядом может отпугнуть множество проблем. Но, учитывая её характер, не меньше проблем она может и доставить, особенно в цивилизованных условиях. И, пусть сейчас и надо держаться к ней поближе и в конфликтах держать её сторону (или всеми силами пытаться заманить пятнистую к себе), Клетус знал, что если будет стоять выбор между Туффи и возвращением к цивилизации, то он, не раздумывая, предпочтёт свалить с этого проклятого острова на первом же корабле. А это разве дружба? Клетус Предатель считал, что нет. Но и честным было быть нельзя.

Не прекращая смеяться, Клетус закончил укладывать свои вещи в корзину и пошёл к джунглям, чтобы сорвать с кустов их широкие листы - вполне подойдёт, чтобы прикрыть плавучие корзины Туффи. Ну и несколькими лианами всё это замотать - и, кажется, тогда ничего не вывалится. Хотя придерживать корзины на воде всё равно надо будет.

- Да, Туффи, конечно. - ответил гладиатор всё тем же весёлым и бодрым тоном - Мы с тобой будем дружить очень-очень долго-долго. - широко улыбнувшись, Клетус ещё раз весело хохотнул, чему-то приятно ухмыляясь. Хорошо, что Туффи сейчас не могла видеть его глаз - они были холодны и совершенно не веселы. Но со стороны нипочём нельзя было сказать, что настроение Клетуса в секунду сменилось с весёлого на привычно-угрюмое. Во всяком случае, так не смог бы сказать зверь, привыкший полагаться сначала на разум, а потом на инстинкты. Лицедеем Клетус был непревзойдённым - волки были уверены, что ему нравится его жизнь и он обожает быть гладиатором, а публика не допускала и мысли о том, что Клетус бьётся не для её удовольствия.

0

222

Туффитри только улыбнулась ещё чуть шире и спокойно откинулась на бережок. Она не ожидала ничего иного, кроме правды. Ну, может, она просто не задумывалась о том, что сильный самец, боец, каких поискать, но и сообразительный, понимающий, может как-то её обмануть. Дружбу, конечно, проверят невзгоды да радости, о "вечности" вопрос был всё же праздный, но Туффи была уверена в их дружбе. Сейчас уж точно уверена.

Словно какой-то радостный комочек подпрыгнул и разжался внутри гиены, она зажмурилась и, перевернувшись на живот плавно, подползла к Клетусу и приобняла его, хлопотавшего над её корзинкой. Мозолистая лапища пятнистой мягко прижала пушистый бок росомахи к своей нагой хозяйке, ощущая мускулы друга. Ну, ещё раз захотелось ей выразить легкую нежность, что уж тут не поддержать действом его искренние слова...

- Хорошо, - заключила она уже не так расслаблено, бодрее, разорвала нежное - ну, по её меркам - объятие. Она оглядела листочки на вещах Клетуса и оценивала уже груз. - Туффи делай ща...

С дальнейшей упаковкой у изобретательницы каменного века не возникло много хлопот. Сидя рядом с росомахой, она подтянула корзиночку к себе, пальцами задней лапы шкодливо и со смешком притянула лианы, да споро обвязала своё творение, создавая надежную крышку. Всё заняло не более десяти секунд.

- Быть готовый! - заявила Туффи.

И, вскочив неожиданно, гордо, осторожно и ответственно - опять же, по её меркам, то есть с легкой подпрыгивающей походкой, от которой содержимое плетенки немного позвякивало - отправилась она к реке, вздымая песок и пыль. Она кинула задорный и даже игривый взгляд на Клетуса позади - мол, присоединяйся! - и уже погрузила пяточки в приятную воду.

Пора уже идти, бодрость зверей не покидает, нет-нет!

0

223

Клетус почувствовал, как Туффи прижалась к нему, обнимая. Довольно заурчав, Клетус повернул голову к Туффи, лизнув её в нос. Хорошее настроение медленно возвращалось к Клетусу - в конце концов, они с Туффи пока на одной стороне и в обозримом будущем нет причин для обратного. А, значит, пока можно и насладиться моментом.

Понаблюдав за действиями Туффи, Клетус остался более-менее доволен результатом. Упаковка производило более-менее успокаивающее впечатление, во всяком случае, можно было не волноваться о том, что что-то вывалиться во время переправы. Осталось только переправиться уже, наконец, через реку...

Подойдя к воде, Клетус глубоко вдохнул и, задержав дыхание, разбежался и нырнул в воду. Отфыркиваясь и отплёвываясь от попавшей в рот воды, гладиатор вынырнул через пару секунд и, повернувшись к Туффи, призывно махнул лапой:
- Давай, Туффи, поплыли скорее через реку, мне не терпится поскорее зайти в гости к твоим друзьям-хорькам. Только осторожнее, пожалуйста, не утопи мою снарягу!
Подумав пару секунд, Клетус решил дождаться Туффи на этом месте реки, а, когда она подплывёт, подхватить у неё корзину со снаряжением и таким образом совместными усилиями переправить её через реку.

+1

224

Увидев рвение Клетуса в его спорой готовности к плаванию и поторапливающем оклике, Туффи ускорила шаг, взметая с улыбкой брызги и вскоре погрузившись всеми телесами в теплые воды. Корзинка держалась хорошо - Туффи сначала держала её передними лапами, а потом перехватила сие сооружение могучими челюстями, гребли ради и стабильности для.

Правда, подплыв к росомахе, почувствовала она, что корзинку у неё хотят принять. Туффитри не сразу это поняла, посему не сразу освободила тару от хватки своих зубов, но, ухнув и глянув на Клетуса, быстро сориентировалась.

- Вместе давай-давай! - кликнула она в его сторону, подхватывая корзинку одной лапой. Её баритон перекрывал шум реки, но гиене всё равно приходилось повышать голос. - Идти!

Для двух сильных зверей не было большой проблемой переправить маленькую "лодочку" через широкую, но спокойную реку. К тому же, для Туффи лично, купание и совместная работа была только в радость, что не смывала легкую улыбку с её мордашки. Груз был доставлен в сохранности, пятнистая, только почувствовав речное дно под лапами, прикрыла глаза и кивнула самой себе - всё успешно, как она и думала. Хороша корзиночка!

Она оставила Клетуса со снаряжением, пройдя чуть ближе к джунглям по песку иного берега Атлауа. Дикарка пыталась сориентироваться, куда им идти. Похмурившись-пощурившись, втянув запахи далекого костра, она осталась довольна расчетами и теперь повернулась к боевому другу, оглядывая и берег с расположившейся в сторонке рыбой.

Туффи наклонила голову. Пора одеваться и брать рыбу в подарок... Ах, и ещё одно:

- Клетус быть красивый... Очень-очень.

А что? Гиена просто подумала, если ей были приятны комплименты, то почему бы не вернуть их статному самцу?

0

225

Едва оказавшись на берегу, Клетус тут же оттащил корзинку со своим снаряжением подальше от реки и, вскрыв её, тут же её распотрошил, выкладывая содержимое на сухой траве. Всё было цело, всё было на месте, ничего не намокло. Росомаха облегчённо выдохнул и, отойдя в сторонку, передёрнулся всем тело, хорошенько отряхиваясь. Потом он нарвал больших листьев и обтёрся досуха настолько, насколько только это было возможно в данных условиях (особенное внимание Клетус уделил своим стопам). Оглядевшись, Клетус заметил Туффи, которая, судя по серьёзному выражению морды, наморщенному лбу, дёргающему носу и зыркающим туда-сюда глазам, была занята крайне серьёзным делом - по ориентирам вспоминала дорогу до жилища местных хорьков. Решив не отвлекать боевую подругу от этого дела, Клетус подошёл к своему снаряжению и нагнулся, собираясь взять ножные обмотки. И как раз тогда, когда его оттопыренный зад смотрел прямо на Туффи, та сказала: "Клетус быть красивый... Очень-очень."

Гладиатора скрутил приступ хохота и он повалился на землю, не в силах стоять из-за скрутивших его судорог. Хохотал он долго, держась за живот и икая. Он пытался что-то сказать, но не мог удержать подступающий смех и снова начинался неконтролируемый ржач. Наконец отсмеявшись, Клетус, тяжело дыша, приподнялся на локте и, посмотрев на Туффи, сказал:
- Спасибо, Жопастик, ты тоже великолепна!

Всё ещё чутка подхихикавая, Клетус начал одеваться. Сначала обмотал ноги, потом надел сандалии и наколенники, потом пришла череда туники и стёганного поддоспешника, после - обмотки обеих рук, защита левой и, наконец, шлем. Гладиус висел в ножнах на поясе, а трезубец гладиатор приспособил в качестве эдакого коромысла, подцепив спереди и сзади корзинки с рыбой. Ещё одну корзину Клетус держал в левой лапе (как уже говорилось, Туффи изрядно увлеклась подводной охотой и рыбы наловила много). Конечно, в случае нападения пришлось бы сбрасывать корзины с рыбой с трезубца, что наверняка бы привело к порче или потере их содержимого, но так гладиатор надеялся убедить туземцев в своих мирных намерениях. В самом деле, одно дело - раздражённый здоровый зверь (а Клетус ненавидел джунгли и в процессе хотьбы по ним будет изрядно раздражён и он это знал), рыщущий с оружием в руках, и совсем другое - здоровенный раздражённый зверь, весь гружёный рыбой. Если по первому выстрелить стрелой/копьём/отравленным дротиком из кустов будет совершенно нормально, то по второму - а зачем? Злые нападающие обычно не грузятся съедобное рыбой в обе руки. Так примерно рассуждал Клетус.

- Ну что, пошли уже наконец? - спросил он у Туффи.

0


Вы здесь » Остров Сокровищ » Квестовые эпизоды » Лес Каматли. Река Атлауа


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC