Остров Сокровищ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Остров Сокровищ » Квестовые эпизоды » Обустройство лагеря


Обустройство лагеря

Сообщений 301 страница 330 из 361

301

-Ба, какие звери! Мелкий вернулся!
Малой, привычный к подколам старших, молча проследовал к самому большому шатру в центре лагеря. Должно быть, ему не терпелось передать своего нового знакомого руководству. Старик-отшельник едва поспевал за юнгой.
"Пусть сами с ним разбираются. Уж Клуни сумеет вывести его на чистую воду," - мысленно подбодрил себя крысенок и обратился к охранникам.
-Привет. Мне, ээ, к Великому нужно, - уже менее уверенно промямлил он.
-Мало ли, что тебе нужно... А это что еще за дед?
-В лесу прицепился. Говорит, что знает, того, кто знает, где сокровища.

+1

302

Родная дочь, проводив соратницу Руфусии встревоженным взглядом, незамедлительно расположилась на импровизированном ложе, сделанном Туффитри за считанные минуты.
— Куда мы пойдём, мама? — прямолинейно спросила Элина, обхватив лапами собственные колени.
Воительница лёгким касанием, почти что незаметно, коснулась заслюнявленного бруска.
— Для начала нам надо придумать, как именно выбраться отсюда... — кошка почувствовала болезненно-сладостный укол, когда услышала слово "мама".
— Мы можем смыться под покровом ночи, — предложила её дочь. — Сейчас самое время.
— Любимая, я не понаслышке знаю, сколько в лагере беззаконников бдительных часовых, — с сомнением ответила Руфусия. — Среди них попадаются откровенные пьянчужки, но, боюсь, они в явном меньшинстве...
— А если Туффитри отвлечёт их внимание? — у юной кошки в запасе оказалась ещё идея.
— Не годится... — вздохнула воительница.
— Но почему? — Элина изумлённо вскинула брови. — Пока Туффитри будет отвлекать пиратов, мы с тобой незаметно уйдём.
— Этот способ годится только в том случае, если Туффитри будет удерживать внимание беззаконников на протяжении всего времени, что мы будем выбираться за пределы лагеря... — сказала Руфусия. — В противном случае, если нас заметят во время представления Туффитри, у нас возникнут серьёзные проблемы.
— Ты права, мама... — согласилась Элина. — Здесь надо действовать максимально бесшумно.
— И поэтому обыкновенная резня тоже не катит, — добавила воительница. — Вряд ли Туффитри понравится зрелище, когда я рублю налево и направо её "друзей" из числа беззакоников.
— Туффитри до сих пор считает пиратов своими друзьями... — припомнила юная кошка. — Хотя в лучшем случае они попросту её боятся.
— Мы поможем ей понять истину, любимая, — утешила Руфусия дочь.
— Но как нам быть сейчас? — вздохнула Элина.
Воительница сразу же погрузилась в долгие размышления, где целую вечность ходила по задворкам собственного сознания, чтобы найти наиболее подходящий способ удачного побега.
Туффитри вернулась уже тогда, когда Руфусия наконец-то его нашла.
Но кошка не успела не только озвучить только что выдуманный план, но и поблагодарить соратницу за возвращённые пожитки, так как гиена тут же остановила воительницу лёгким касанием своей большой лапы.
После этого Руфусия внимательно выслушала просьбу соратницы.
— Обещаю, — ответила кошка. — В любом случае нужда рано или поздно наступит, так что не обессудь, Туффитри, если я возьмусь за оружие...
Любая непростительная задержка в такой ситуации была чересчур бессмысленной роскошью, поэтому Руфусия быстро встала и начала одеваться.
— Вы должны внушить беззаконникам мысль, что хотите утопить бессовестную и подлую шпионку, то бишь меня, в местной реке, — серьёзным тоном сказала Руфусия, надев последний элемент своего гардероба.
Воительница, взяв в лапы корабельную парусину, тут же её разорвала на несколько кусков.
— Я не могу назвать твой план хорошим, мама... — несмело заявила её дочь. — Но я согласна, если нет иного выхода...
— Любимая, что бы ни случилось, как бы надо мной ни издевались беззаконники, пожалуйста, не выходи из образа палача, — взмолилась Руфусия, обратившись затем к соратнице. - Туффитри, без твоей поддержки вся затея и гроша ломанного не стоит...
— Вы должны быть готовы сделать мне очень больно, если того потребует ситуация... — она тяжело вздохнула — За меня не переживайте, мне не впервой получать щедрые тумаки.
Воительница, заткнув себе рот одним куском ткани и зафиксировав его другим куском, аккуратно опустилась на живот, заложив лапы за спину.
"Будь готова рискнуть, моя любимая соратница." — вот что посоветовала Фрида, когда они направлялись в очередную облаву на беззаконников.
"Будь готова рискнуть..." — повторила Руфусия, забыв о кляп

Отредактировано Руфусия де Сантьяго (15 февраля, 2017г. 11:52)

0

303

Туффитри вздохнула, наблюдая за приготовлениями соратницы, и в намерениях её для практичной пятнистой зверушки виднелся смысл. Обмануть клан пиратов также, как обманули и с Хенбейн. Гиена поджала хвост. Врать своему лидеру даже ради блага чужого было непривычно, но вспомнив, как она придумала историю с гадким Лай-Маем - Туффи зарычала, напасть на самку, как глупо! - таки решилась.

Луиза была готова. Туффитри чуяла запах страха дочери черной кошки, но всё же действовать надо, страх пройдет. Туффи надо сыграть палача. Луизе тоже надо уйти, значит, тоже надо соврать. Желтые глаза чуть прищурились, стоило их хозяйке вспомнить кинжал крысы у горла кошки. Да. Так будет вдвое убедительнее. Гиена даже хохотнула такому улучшению задумки, уже завязывая узел из разорванной парусины на лапах черной воительницы.

А следующим движением, без объяснения действий, резко рванулась на Луизу. Руфусия имела удовольствие наблюдать, как пятнистый монстр в полумраке валит её дочь, почти не встречая сопротивления. Наседает коленом, пряча все вопли в подстилку, а затем и затыкая рот серой кошечки не особо маленьким комком рваной парусины. Снимает пояс из-под своего плотного брюшка, и обвязывает Луизу старательно, похохатывая и улыбаясь во все клыки.

А затем просто, словно какой-то мешок взваливает её на плечо. Через секунду Туффитри уже резко и бесцеремонно схватила и де Сантьяго - не то что бы входила в образ, просто радовалась новой идее и была как всегда небрежна. Так, чего она пихается?! Испугалась за дочь? Так сейчас же всё объяснит ей Туффи:

- Руффи, не балуй, ага! Двое бежать. Двое быть как добыча! Двое разы убеди быть так!!!

А чтобы совсем Руфусия успокоилась, несколько раззадорившаяся и одновременно раздраженная недосыпом гиена врезала воительнице во заду. Ладошкой. Понарошку. Но от такой детины даже подобный удар - неприятный подарок.

Отредактировано Туффитри (14 февраля, 2017г. 18:19)

+1

304

Этот рискованный план, который грозил серьёзными последствиями за малейшее отхождение от первоначального замысла, категорически не устраивал Элину.
Разведчица — скорее бывшая уже разведчица — всегда действовала осторожно, старалась не высовываться и не привлекала к себе излишнего внимания, что неоднократно спасало кошку от столкновения с аборигенами, на чью землю совсем недавно прибыла.
Будучи девой уюта и спокойствия, Элина де Сантьяго никак не могла одобрить замысел родной матери, от которого веяло дерзкой авантюрой.
За драгоценную свободу стоило, конечно же, попытаться одурачить пиратов Клуни Хлыста, но вряд морские бродяги проявят милосердие, если ненароком вскроется обман.
— Мы должны постараться... — кошка нервно сглотнула, взбудоражено замахав хвостом.
Туффитри как раз связала лапы её родной матери, зловеще при этом засмеявшись, а затем...
— Что ты делаешь, Туффитри?! — истошно завопила Элина, вдруг оказавшись под грузной гиеной. — Мы же не так договаривались!
Вместо ответа гиена ещё сильнее налегла на перепуганную кошку, заткнув ей вдобавок рот.
Даже если бы Элине и удалось вытолкнуть кляп языком, он бы всё равно упёрся платок, с помощью которого Туффитри накрыла мордочку разведчицы, оставив при этом свободное пространство для носа.
— Гныхмпф-м-м-м, омпфм-м-м-м Эхмпфм-м-м-м... — встревоженно промычала мать кошки, отчаянно силясь подняться вопреки связанным лапам.
Гиена небрежно бросила Элину на плечо, отчего разведчица приглушённо простонала, а затем проделала аналогичный трюк с её матерью.
Воительница, испуганно посмотрев на кошку, лихорадочно задёргалась, желая таким образом высвободиться из цепкой хватки Туффитри.
— Гныхмпф-м-м-м, эгныхмпфм-м-м-м мпфм-м-м мпфм-м-м-м-м мпфм-м-м! — замычала она, когда гиена наконец-то удосужилась объяснить свои грубые действия, и начала извиваться с удвоенной силой.
Громкий хлопок, за которым тут же последовал судорожный всхлип, заставил Элину вздрогнуть.
Родная мать, чья морда была искажена гримасой адской боли, безвольно повисла на плече Туффитри, перестав теперь так яростно сопротивляться
— Гныхмпф-м-м-м... — простонала взрослая кошка, у которой градом потекли слёзы. — Эхмпфм-м-м-м, мпфм-м-м-м...
Разведчица, сочувственно промычав матери, озадаченно покосилась на гиену.
Если всё теперь зависело от Туффитри, то кошкам только и оставалось, что молиться за неё...

Отредактировано Элина де Сантьяго (15 февраля, 2017г. 11:08)

0

305

Туффитри хмыкнула по хозяйски. Вот так бы сразу, спокойно и гладко. Вынырнув из покачнувшейся крупной палатки, гиена направила свои стопы в сторону черневших на окраине лагеря джунглей. Мимо редких костров и спящих палаток, факелов и пиратских пожиток пролегал путь носильщицы-"палачки". Кошки молчали, на благо всей затеи, а уж если и собирались что-то промычать, так Туффи шипела, словно маленький шаловливый диббун, и встряхивала свою ношу с мягкостью, но усердием.

По пути Туффи не покидали думы. Часовых она сейчас обманет, а что говорить Клуни? Пятнистая опустила взгляд к шагающим лапам, пузику, груди, но не нашла там ответа. Да, щекотливая ситуация...

- Э! Это что ещё такое? Ты куда нашу разведчицу прешь Ту... Туффи, скажи пожалуйста, будь добра, ласкова...

Возникший уж близко к окраине охранник хорек вывел дикарку из объятий мысли. Маленький такой. Туффитри уставилась на него сверху вниз. Дольше стоит - медленнее движется - хуже думается. И тут её посетила идея, а вернее вывод, словно хлопок по попке Руфусии. От друзей надо требовать? Надо. Страх можно использовать, как с тем зверьком, когда они с новой подружкой шли к Лайндэру? Можно. Приструнить друзей прямо и быстро? Хорошо. Лишь бы идея была на благо. Она всегда же это делала, только теперь это было словно картинка из книжки перед глазами.

Улыбнувшись во весь оскал, она бросила пирату:

- Туффи дело свой. Хорь дело свой. Иди своя путь, корсар. Не зли Туффи. Пшел.

Двигаясь более без помех - ну что ей ещё двое крыс, просто в грубую растолканных у самой кромки сельвы? - гиена вышагивала вперед. Луиза, крайний раз дернулась на лапах и замычала, но Туффи уже не стала её встряхивать. Просто погладила по спинке - уже всё, уже скоро кончится побег. Гиена ухмыльнулась - хороша она хозяйка, и встретила, и проводила. Пусть и грубовато, но...

Легкая и несколько подпрыгивающая неунывающая походка уверенно несла кошек в темноту ночных джунглей.

Отредактировано Туффитри (19 февраля, 2017г. 12:55)

0

306

Клуни проснулся и, вспомнив события прошедшей ночи, решил разобраться с этим, но сперва..Капитан решительно встал, потянулся и вышел из палатки.За последнее время уже дважды из-под носа дикари увели пленных, свободно войдя в лагерь. Похоже, патрули не помогают контролировать окрестности.
-Собрать всех в центре лагеря как можно скорее,-скомандовал он часовым и нескольким проходившим рядом крысам.

Как только большая часть лагеря была собрана в указанном месте, Клуни ловко вскочил на бочонок и призвал к тишине разбуженных пиратов.
-Товарищи!-громко обратился он к собравшимся.-Мы находимся на этом острове уже более двух недель, и, я думаю, многие из вас уже освоились тут.Кроме того, как вам известно, по соседству с нами проживают коренные обитатели острова, враждебные к нам.Чёртовы дикари уже убили многих ваших друзей и похитили пленных.Пора положить этому конец!-решительно заявил крыс.-Итак, сейчас все присутствующие будут поделены на четыре группы-первая пойдёт к бамбуковым зарослям, где нарубит толстых стволов бамбука для забора, а вторая займётся установкой забора у границ лагеря.Третья группа вырубит ближайшие к лагерю деревья-во-первых, чтобы враги не могли использовать их, а во-вторых, древесина лишней не бывает. Тем временем четвёртая часть останется патрулировать лагерь.

Спрыгнув с бочонка, Клуни пошёл делить присутствующих на четыре отряда, после чего отдал приказ нескольким корсарам заняться сооружением лестницы.Подчинённые отправились выполнять приказы.

Вернувшись в палатку, полководец встретил посланного Малым пирата, доложившего о прибытии какого-то старика, знающего о местонахождении сокровищ.
-Ладно, проводи его ко мне,-выслушав доклад, ответил Клуни.

0

307

Пират без особого почтения приволок старика в палатку. На обратном пути патрульный отчетливо пробормотал "смысла не вижу в этой вшивой старой шкуре", прежде чем покинуть апартаменты своего капитана.
Старик постоял с минуту на месте под пристальным взором желто-зеленого глаза и, наконец, заковылял к столу.
-Доброго тебе здравия, Великий Клуни Хлыст, - начал он, уважительно, но без привычного капитанскому уху трусливого благоговения. - Весьма неожиданно увидеть столь легендарного корсара за линией экватора… Мда, весьма и весьма неожиданно…
У старика очень брыластая морда, как у всякого тучного зверя, вздумавшего однажды вдруг похудеть. Морда неглупго исполнительного вассала, выражающая интерес и почтение.
Узловатые пальцы скользили по граням эмалевого медальона — и только это выдавало его волнение.
-Мое имя Тимон Террамортский, быть может, юнга назвал тебе его, Великий. Я здесь, чтобы помочь тебе найти искомое. И да, искомое подразумевает много золота...

0

308

Клуни с сомнением посмотрел на странного посетителя.
-Тимон Террамортский?-задумчиво повторил капитан имя старика.-Нет, юнга мне его не называл.Но тем не менее, с чего бы я должен верить, что ты действительно приведёшь меня к золоту, а не в западню?Ведь если ты и впрямь знаешь местонахождение сокровищ, то почему бы тебе и самому не забрать их?Или ты желаешь попросить что-то взамен?-поинтересовался он.
Крыс терялся в догадках, что же нужно этому зверю.Помощь?Может, он тоже хочет покинуть остров?Интересно, сколько он уже живёт на этом острове?

0

309

Старик тяжко вздохнул:
-Забрать? Я бы и рад, Великий, но как мне их в одиночку найти? Покуда перелопачу остров, пройдет сезонов пять, а я и три сезона вряд ли проживу.
Тимон внимательно рассмотрел карту острова на столе у капитана, со знанием дела отмерил двумя пальцами расстояние от крысиного лагеря до точки чуть выше развилки реки Атлауа. Пожевал нижнюю губу и снова поднял карие глаза на Клуни.
-Да и на что столько денег старику? Чтобы их потратить с удовольствием, нужно быть сезонов на тридцать моложе, так сказал бы мой старинный друг, - отшельник улыбнулся и ткнул в сторону Плато. - Хорьки меня не любят, потому что я слишком старый и не вкусный. А говорит со мной им гордость не позволяет... С семидесяти сезонов порядочный зверь должен червей уже кормить, так они сказали... Я бы с радостью покинул этот остров и вернулся бы на Терраморт, ну или дожил свое в Цветущих Мхах. А тут мне не климатит, кости болят от влажности... Мда. Пожалуй, это единственное, чего я хотел бы в обмен на сведения о сокровищах - уплыть отсюда подальше и более не возвращаться.

0

310

Выслушивая старика, крыс мысленно соглашался с рассуждениями старика о том, что золото для него практически не имеет значения на данный момент.
-Ну что же, ещё один пассажир не потопит моё судно, тем более, что места там "освободились", да и нам по пути,-задумчиво протянул Клуни.-Думаю, это взаимовыгодный обмен, так что если и впрямь благодаря тебе в моих лапах окажутся сокровища, то я могу гарантировать тебе место на корабле, который как я надеюсь мы вскоре отстроим.
Капитан следил за действиями Тимона, отмерявшего пальцами из-вестные лишь ему одному расстояния.
-Но ведь ты наверняка попал сюда не на птице, а на каком-то корабле, верно?Так кем же ты был на своём судне и какие обязанности исполнял?-поинтересовался крыс у старца.

0

311

Тимон Террамортский кротко улыбнулся — как и подобает в его возрасте и положении.
-Ты столь же справедлив, сколь и силен, Великий, - заметил старец. - Редкое и чрезвычайно ценное сочетание личностных качеств. Знавал я крыса похожей крупной породы… Силен был, как барсук, но чувства справедливости лишен начисто. А ведь в пиратском братстве сильнеее тот, кто по заслугам выбирает себе окружение, верно? Грешно такое говорить, но видать Сезоны милостивы ко мне, ежели послали "Плеть Морей" в тиски острова Печали.
Отшельник коснулся заостренным когтем рифовых пиков на южном побережье, тоже чем-то напоминавших когти. Мозолистая ладонь легла на смявшийся край пергамента.
-Я был картографом на "Щучьей Пасти"— быть может, ты слышал когда-нибудь о такой галере… Капитанша наша, старуха Гвендолин, да растопит Адово Пекло ее ледяное сердце, гналась за парусником чокнутых сектантов, выкравших едва ли не всю казну Терраморта. Погоня шла и днем, и ночью, гребцы почти не спали, да и команда тоже. В одну из самых темных и страшных ночей зимним штормом нас выбросило на те же скалы, что и твою "Плеть". Так я и оказался здесь. С той поры минуло уж сезонов шестнадцать.

0

312

-Шестнадцать сезонов?Наверное, за это время ты успел многое сделать..И узнать что-нибудь интересное о местных обитателях- диком племени хорьков, м?-полюбопытствовал Клуни. Он и правда надеялся на то, что старик расскажет ему больше, чем бестолковая разведка в лице Кроликобоя, уже долгое время не подающая о себе знаков.-Ну что же, картограф, ближе к делу. Раз ты и впрямь готов помочь мне в поиске сокровищ, укажи на карте, куда ты намерен вести меня, и расскажи, что потребуется для того, чтобы достать те сокровища, о которых ты говорил,-теперь огромный крыс внимательно следил за каждым движением Тимона Террамортского.

0

313

-Да, за шестнадцать сезонов волей-неволей узнаешь много интересных вещей, - старец по-детски хихикнул. - И про хорьков, да... Хорьки взбалмошные и опасные, часть из них суеверна до безумия и в этом своем, грхм, суеверном экстазе способна драться едва ли не по-барсучьи. А еще есть продвинутый молодняк, который заглатывает новые знания, как многоголовый питон: они не столь самозабвенно сражаются, но зато с умом пакостят... Хотя, думаю, вы и сами видели их в деле.
Тимон глубоко вздохнул, наполнив легкие запахом застарелого пожарища.
-Хорьки опасны, пока забывают про разлад в своем хваленом племени, а ведь разлад этот у них очень и очень серьезен. Попав в беду, они начинают яростно спорить, и спор этот может дать нам серьезную фору.
Старый крыс-картограф вновь склонился над картой, должно быть, вспоминая, как выглядел остров на его собственных, ранних картах.
-У меня было много времени, Великий, чтобы изучить племена острова. И я не только за хорьков сейчас говорю: на острове живет множество вкусных жирных кроликов, перекопавших весь остров. Они глупы и трусливы, хотя и пытаются доказать себе обратное. Один из кроликов, как я слышал, был изгнан за чересчур дурной норов и прорыл собственную сеть тоннелей от бамбуковой рощи на юге до самого Плато на севере. Один из выходов находится милях в двух от твоего лагеря - я сам видел раза два или три, как он оттуда выбирается. По этому ходу мы сможем пробраться к самому хорьковому лагерю, а там, наконец, положить конец пакостям этих туземцев... А после беспрепятственно вести поиски сокровищ.

0

314

-Во-первых мне неизвестна более-менее точная численность хорьков.Я отправлял разведчика, но этот проклятый хорь так и не вернулся.Я думал послать туда второго, более толкового разведчика-Призрака.Уж этот-то провалов не знает!Во-вторых, я не могу просто так с бухты-барахты послать всю свою братию в сомнительные тоннели, о которых впервые слышу.Тем более, как ты говоришь, там дурной кролик шастает.Мне нужна гарантия, что этот способ переправы надёжен, и мы там не заплутаем.

Великокрыс подумал о племени кроликов, о котором он до этого и не слышал.
-Кролики?Мне о них ничего не докладывали.А они как относятся к дикарям?Они могут помочь нам?Расскажи-ка о них побольше.

Клуни на минуту задумался о полученной информации о разделении хорьков. Кроликобой, как один из немногих хорьков в команде, вполне мог бы провести операцию по "подливанию масла" в огонь споров туземцев, если бы этот разгильдяй был ТУТ!Но придётся искать другую кандидатуру, которая помогла бы Клуни в нелёгкой задаче натравливания друг на друга недовольных дикарей.

-И кто бы мне мог помочь получить эту фору с хорьками?-спросил скорее сам себя капитан, перебирая в уме всевозможные варианты.

0

315

Старик слушал крысиного вождя, чуть сникнув, но не переставая кивать его словам: надо быть наивным дураком, чтобы поверить, будто опытный военачальник отправит свое отнюдь не бесчисленное воинство на хорьков, по тоннелю, в котором сам старец бывал всего несколько раз - и то не исследовал полностью.
-Триста сорок одна голова, по моим последним подсчетам, - пробормотал он. - Это считая ласок, куницу и горностая. Хотя я пока точно не знаю, сколько стариков померло и младенцев народилось за последний сезон.
Тимон несказанно обрадовался, когда Великий заговорил о кроликах: самого старик эта идея, похоже, манила и пугала в равной мере.
-Кролики есть кролики, Великий - их до неприличия много, но они все равно болезненно переживают потерю своих сородичей, когда кто-нибудь из пиратов или туземцев вздумает на них поохотиться. Они, как я говорил, трусливы, но их науськивают несколько менее безмозглых особей во главе с неким Блуграссом-Старостой... Толпа из нескольких тысяч кроликов способна натворить немало бед, если ее правильно натаскать, а друзья Блуграсса умеют толпу натаскивать.
Отшельник достал из кармана уголек посмотрел на карту в течение нескольких секунд, мысленно что-то вычисляя, а затем начертил два неправильной формы кольца возле крысиного лагеря.
-На юго-западе отсюда, частично под твоим лагерем, лежит Роща Мерфи, севернее - Поляна... Парсли, кажется. Из Рощи идет два хода, широкий и узкий. Широкий ведет к Парсли, которые крыс вообще не жалуют, а вам нужен второй, узкий, что ведет в Закуток, что на северо-востоке отсюда. Там часто встречаются кроличьи Старосты и их приближенные.
Крыс нарисовал небольшой овал, еще дальше от крысиного лагеря.
-Вся штука в том, чтобы не забрести ненароком в тоннель чокнутого кролика-убийцы, но пока что он далеко отсюда и опасности не представляет.

0

316

Клуни быстренько записал количество голов племени угольком на одной из бумаг и продолжил слушать старого Тимона.

-Итак, хорошо, допустим, что мы успешно добрались в место, именуемое закутком,-предположил крыс.-Что дальше?Если ты предлагаешь отправиться туда, к их Старостам, то мне нужно хотя бы знать о том, чего они хотят и как относятся к "обитателям поверхности"-нам, пиратам, и хорькам.

Мысль о том, что с помощью кроликов удастся разобраться с дикарями и, отыскав сокровища, уплыть отсюда подальше не могла не вселять надежды в капитана и нравилась ему всё больше и больше.

0

317

Старик скользнул когтем по угольному очертанию закутка на карте. Криво усмехнулся.
-Они хотят того же, что и все кролики - зелени, солнца и безопасности. Покамест по земле ходят хищники - туземцы и пираты, их злостные враги, могущие их ловить и есть - они не могут выходить на солнце и растить свою зелень. Поэтому кролики расширили свои угодья под землей, и там худо-бедно растят зелень при скудном свете воздухоносных дыр, усиленном слюдяными пластинами. Покамест они в безопасности, но рано или поздно, размножившись пуще прежнего, начнут умирать с голоду.
Говоря о смерти, Тимон смотрит на Клуни со странным торжественным ликованием: ни то от того, что слишком часто видел ее и успел с ней почти подружиться, ни то говоря без слов - "их положение плачевно настолько, что они согласятся для вас на любое безумство, хоть бы и на погибель".
-Они ненавидят пиратов, Великий, безусловно... Но еще более они их боятся.

0

318

Ахтыжмышь медленно приходил в себя.

Было чертовски приятно просыпаться самому, а не от того, что над ушами раздаются вопли матросов, которые всегда разговорили исключительно выкриками, словно бы их как на подбор набирали среди тугих на ухо зверей, и не от свистка боцмана, сто пчел под хвост ему и его распроклятой дудке. Шум и крики, конечно, были, но доносились издалека и Покрысу совсем не мешали.

Однако, как бы сильно не хотелось бы еще немного полежать, наслаждаясь непривычным покоем, нужно было вставать и обходить корабль, проверяя, все ли в порядке, каков уровень воды в трюме, не открылись ли течи, не шатает ли эта толстая гиена бедные мачты...  Словом, Ахтыжмышу пора было приступать к своим прямым обязанностям.

Крысюк приподнялся на локте и сразу понял, что что-то было не так. Он лежал не в кубрике. Перед глазами все немного плыло, но тело не ощущало обычной качки, и море шумело совсем по-другому.

А еще Ахтыжмышь чувствовал, что сильно отлежал правую ступню. Значит, тем более нужно было вставать, чтобы поскорее вернуть лапе подвижность. А уже потом разбираться, что, во имя всех бесхвостых мышей, здесь происходит. Плотник сел на койке, свесив лапы и приготовился спуститься на пол.

- Ах, ты ж... - слова застряли у крысюка в горле, когда он, бросив взгляд вниз, увидел вместо двух ступней только одну.

Холодок пробежал по загривку Ахтыжмыша, и вместе с ним пробежали по сознанию крысы обрывки воспоминаний.

Вот, он носится по нижней палубе, забивая заглушки в пробоинах, образовавшихся после первого столкновения с рифами. "Плеть" - добрый корабль, один из лучших из тех, на которых когда-либо ходил Ахтыжмышь, его простым шатанием на дно не отправить никакому шторму, хотя буря и играет кораблем, как скорлупкой. Видно, что-то случилось с рулем - так сильно "Плеть" бросает из стороны в сторону.

Вот, от сокрушительного удара, заставившего плотника кубарем покатиться по трюмным лужам, обшивка в носовой части вместе со шпангоутами разлетается на сотни обломков. Несколько длинных щеп вошли глубоко в правую ступню пытавшегося подняться крыса. В трюм хлынул мощный поток едкой соленой воды, и Ахтыжмышь снова упал, заглатывая воду пополам с воздухом и задыхаясь от боли в лапе.

Вот он, при гаснущем свете подвешенного под самым потолком фонаря, до которого пока еще не добралось море,  хватается за единственную свою ценность - непотопляемый ящик с инструментами - и, закусив губы, начал пробираться к развороченному корпусу.

Вот, новый сильный удар сотряс несчастный корабль, и, прежде чем потух погашенный добравшейся до него водой фонарь, Покрыс успел увидеть ворвавшийся на нижнюю палубу острый край рифа, вспарывающий левый борт "Плети Морей". Поток воды, теперь уже почти полностью заполнивший трюм, ослаб, и плотник, задержав дыхание, проплыл через развороченный нос тонущего корабля в бушующее море.

Вот, он, несмотря на тянущий ко дну топор, вопреки огнем горящей лапе, увлекаемый верным непотопляемым ящиком, выныривает на поверхность, пытается отдышаться. Волны швыряют его то вверх, то вниз. Сквозь чудовищные завывания ветра и шум неистовствующего моря, он слышит, кроме криков пиратов, треск и стон гибнущего корабля, от которого сердце плотника разрывается на части. Такой корабль, славная "Плеть", бедная девочка...

"Прости! Прости меня! - единственные мысли отчаянием бьются в висках. - Я подвел тебя! Я не смог тебя спасти! Прости меня!"

Вот, обезумевшее море отбрасывает плотника прочь от корабля, в непроглядную темноту.

Отчетливые картины, словно заново переживаемые Ахтыжмышем, сменились смутными и неясными.

Кажется, он лежал на мокром песке, и кто-то куда-то его волок, причиняя адскую боль в утыканной щепами лапе.  Боль расползалась во всему телу, отдавала во все конечности, затуманивала разум. Боль становилась всем его миром в те краткие моменты, когда он приходил в себя, но при этом перебивала ноющую горечь в груди и заглушала все еще стоящие в ушах стоны разрушаемой "Плети", и за это Покрыс был ей благодарен.

Сколько времени он провел так, то приходя в себя, то уходя в забытие, Ахтыжмышь не знал. Следующее, что он помнил - склонившееся над ним татуированное лицо сухощавой лисицы-знахарки. Эльж, так ее зовут, кажется.

А потом.... Отсутствующую ступню вдруг обожгло, словно огнем. А потом ему оттяпали лапу. Помнится, он даже подумал, на кой бес брать в команду столько рыжих пышнохвостых невесть что о себе возомнивших лисиц, если отрубить ему конечность, мог абсолютно любой безмозглый бугай, которых в их не самой смышленой команде подавляющее большинство.

И снова боль. Целое море, целый океан боли. Еще через несколько дней, когда боль перестала заполнять все его сознание, он наскоро кое-как соорудил себе деревянный протез вместо потерянной ступни. Ему нужно было как можно быстрее встать на лапы,  как можно быстрее заняться починкой пострадавшей "Плети". Может, ее еще можно спасти.  Конечно, можно!  И Ахтыжмышь снова поставит бедняжку на морскую гладь. Он должен!

Но культя все еще адски болела сама по себе, не то, что опираясь крысиным весом на твердое дерево, и ходить с ним Ахтыжмышь не мог. Он уже собирался делать себе костыль,  пусть сковывающий движения лап с инструментами,  зато позволивший бы ему самому выйти на берег,  осмотреть корабль - Покрыс надеялся, что хоть кто-нибудь из офицеров додумался вытащить "Плеть морей" на отмель и хотя бы уже начать отчищать от  всяких наростов - и нарубленные для починки деревья, и приняться, наконец, за починку, как его подкосила тропическая лихорадка.

И дальше все было покрыто сплошным туманом, из которого постоянно выплывало только обеспокоенное, сосредоточенное лицо Эльж и еще какие-то настойки, чтоб им провалиться ко всем чертям вместе с тем, кто придумал им быть такими дрянными на вкус.

Больше в памяти ничего не нашлось, но и этого было вполне достаточно. С каждым новым воспоминанием, плотник все больше мрачнел. Сколько времени потеряно! Пора приниматься за дело!

Ахтыжмышь огляделся, выискивая свой протез. Раз проклятая культя не болит настолько, что он не сразу понял, что части его лапы нет, то, значит, и ходить он теперь на протезе сможет спокойно. 

Протез нашелся довольно быстро - немного кривая деревяшка с плотным мешком и ремнем лежала в дальнем углу большой палатки. Покрыс вспомнил, как прилаживал к протезу этот самый  снятый с себя ремень из акульей кожи, и помрачнел еще больше. Штаны на нем и в лучшие сезоны удерживались исключительно на этом ремне, а теперь, чтобы они не падали, придется задирать их еще выше, до пояса на фартуке. Фартук, по счастью, обнаружился совсем рядом - обязательный элемент покрысовой одежды уютно примостился под койкой.

Ахтыжмышь наклонился, пытаясь дотянуться до фартука, и с грохотом навернулся на землю.

- Ах, ты ж... мышь недоношенная! - Покрыс привел себя в вертикальное положение, подтянул штаны, и нацепил фартук, туго затянув на нем ремень.

Теперь можно было нацепить на себя и деревяшку. С горем пополам Ахтыжмышь поднялся на целую лапу и пропрыгал в противоположный угол палатки. Преодолевая этот недолгий путь, Покрыс осознал, насколько он ослаб, пока валялся на больничной койке, и от этого на душе стало совсем паршиво. Как он поможет кораблю, если даже инструменты не сможет в лапах удержать?

Зато хоть протез прикрепился к остатку лапы без особых проблем. Пока единственное приятное событие за сегодня. Прицепив свою новую ступню, хотя, для убогой деревяхи это было бы слишком громким названием,  Ахтыжмышь попытался ровно встать на двух лапах. Надо же, и это ему удалось. Ладно, стоит признать, может, еще не все так плохо. Покрыс сделал шаг правой лапой, осторожно перенес вес на деревяшку и, мигом потеряв равновесие, упал.

- Ах, ты ж, МЫШЬ! - в голос выругался крысюк и снова поднялся. У него нет времени лежать тут, на земле, его ждет "Плеть Морей" .

Второй шаг ему сделать все же удалось. Не сложнее, чем во время сильной качки. Да, не сложнее. В море, конечно, придется хуже, но сейчас Ахтыжмыша вполне устраивало и такое ковыляние. Покачиваясь и постоянно ловя равновесие, Покрыс добрался до своего ящика,  рядом с которым лежали все его поясные приспособления. Удивительно, даже черта не потерялась.  Только после того, как все, что обычно висело на поясе фартука снова оказалось на нем, плотник ощутил спокойствие. Только топор казался тяжелее, чем обычно, и теперь приходилось при ходьбе учитывать и его вес.

Страшно шатаясь, Покрыс вышел из палатки. Яркий свет ударил в глаза, свежий морской воздух - в нос. По всему лагерю туда-сюда носились пираты. Занимаются непонятно чем, горланят, как будто их щуки за хвосты жуют, в общем, всё как обычно бывает на корабле, с той лишь разницей, что теперь всё это происходит на суше.

Какой-то ласка, заметивший вышедшего плотника, изменил направление своего бега и помчался к большой палатке в центре лагеря. Должно быть, докладываться, о том, что теперь можно уже и корабль чинить. Ахтыжмышь оглядел берег и море, ища глазами "Плеть Морей".

Отредактировано Покрыс (24 апреля, 2017г. 00:45)

0

319

Только вновь увидев огоньки пиратского лагеря, уже угасающие в растущем сиянии раннего южного утра, Туффитри поняла, как же сильно ей хочется спать. Пятнистая гиена зевнула, потянулась, проходя мимо ошатывающихся часовых к своей самодельной палатке. Разные мысли лезли в голову, но это был уже такой сладкий, полусонный бред, что убаюкивал дикарку вместе с тихим мотивом далеких родных саванн.

Короткий напев сорвался, стоило зверюге плюхнуться на по приятному холодные, ещё пахнущие двумя кошками-друзьями, парусиновые подстилки. Ловко закрыв полог своего "шатра" из паруса задней лапой, Туффи ещё попыталась...

Стоило ей моргнуть, как сон тут же заключил абордажницу в свои объятия, заставив ту свернуться в уютный пятнистый клубочек.

Спала Туффитри долго. И смену караула проспала. И завтрак. И приказы Клуни по укреплению - никто ведь не ринулся из палатки с диким ором: "ТУФФИ ПОЧИНИ!". И возвращение странного запаха большой куницы она проспала тоже.

Огромная палатка храпела, притягивая редкие, чутка завистливые взгляды уже уставших к позднему утру пиратов. Пока никто не решался разбудить её. Ну и славненько!

0

320

    Клетус шёл вдоль берега и напряжённо размышлял над тем, что он скажет Хлысту, когда вернётся. Ему не хотелось выглядеть побитой крысой, на коленях умоляющей хозяина взять её обратно, но в то же время он понимал, что Хлыста надо будет задобрить и очень хорошо попросить, чтобы тот согласился, а не приказал в припадке ярости убить Клетуса на месте за дезертирство - при таком численном перевесе, да если крысы накинутся все разом... В общем, шансы Клетуса тут же и умереть были весьма высоки.
    "Итак," - размышлял Предатель - "что играет против меня. Против меня играют напряжённые отношения практически со всеми, особенно с самим Хлыстом. К тому же, я дезертировал сразу после высадки на берег, а это опять-таки удар по авторитету Клуни. Ну и ещё у каждого найдётся, что мне припомнить из старых обид - реальных или вымышленных. Кажется, это всё." - Клетус свернул с берега и начал углубляться в лес, ориентируясь на звуки крысиной стоянки.
    "Теперь, что играет "за". За меня играет то, что, за редким исключением, я являюсь самым сильным известным ему бойцом. А ещё я могу..." - Клетус замер на месте от пришедшей ему в голову мысли. - "Задери меня позорные волки! Я ведь могу натренировать его поганых крыс!" - ухмыляясь, Клетус пошёл дальше - "Да, это, пожалуй, наиболее весомый аргумент! В его банде есть более-менее пригодные экземпляры, как-никак, промышляют они грабежом и морским разбоем. Да только вот всё одно привыкли они больше к дракам с более слабым противником, заранее зная, что победят. И полагаются в основном на численное преимущество. А если встретят кого более сильного? Боевой дух у них ни к чёрту, разбегутся при первых же признаках неудачи. Да-а-а, у меня есть, что предложить Клуни - воспитать из его оборванцев настоящих воинов! Значит, так, разобьём их на небольшие группы зверей по пятнадцать, первая пятёрка - с щитами и в первом ряду, сразу за ними - дальномеры с копьями и пиками, и в нескольких шагах позади ставятся пращники..." - мысленно составляя программу обучения, которую он предложит Клуни, Клетус прибавил шагу, топая к лагерю Хлыста.
    - Стой, кто идёт! А, это ты, Клетус... Стой! А ну, стоять! Клуни приказал тебя... - дальше часовой договорить не успел. Клетус пнул его под коленку, а когда крыса пошатнулась от боли и упала на четвереньки - добавил удар с ноги по морде, и потом ещё пнул лежачего под дых. Молча перешагнув через стонущего от боли крыса, росомаха зашагал дальше, направляясь прямиком к самому большому и украшенному шатру - ну а где бы ещё разместиться Клуни?
    При подходе к шатру Клетус заметил, как все обитатели лагеря косятся в его сторону. Кто-то враждебно, кто-то настороженно. Несколько взглядов были откровенно любопытствующими. Клетус не был уверен, что ему не показалось, но, кажется, Лагерь пополнился новичками. Во всяком случае, некоторых зверей он не помнил и видел как будто впервые - впрочем, он и не особенно-то их запоминал, не желая ни с кем из них заводить связей и держась особняком. Голову Клетуса посетила мысль, что надо бы вести себя чуть менее гордо и независимо - если он хотел выжить и убраться потом с этого проклятого острова, надо вспомнить навыки лицедейства и снова начать нравиться публике. Правда, публика тут несколько иная...

- Клетус?! Ты какого чёрта здесь делаешь? - "поприветствовал" его охранник у шатра.
- Я к Хлысту. Разговор есть. - коротко буркнул Предатель, расслабленно стоя перед часовым и опираясь на свой трезубец. Половинки его шлема так же были широко распахнуты, полностью открывая морду.
- С дезертирами у нас разговор короткий. - ощерившийся стражник бросился в атаку.
    Клетус тут же отступил назад, прокручивая свой шест так, что просто-напросто сбил стражника с ног. Не давая крысе подняться, росомаха тут же прыгнул на неё, втыкая трезубец совсем рядом с крысиной мордой. Второй лапой он схватил бойца за горло, ногами упираясь тому в живот.
- С дорррроги! - прорычал он прямо в искажённую страхом морду часового.
"Браво, Клетус! Отлично ты применяешь лицедейство для того, чтобы заработать себе в лагере положительную репутацию! Поздравляю, тупица!" -
мысленно отчитав самого себя, росомаха встал с поверженного часового и, откинув полог шатра, зашёл внутрь.
    Клетусу повезло - Хлыст принимал у себя какого-то старика и, вроде бы, был в более-менее благодушном настроении. Да и... да, точно! Судя по тем бумагам, что лежали на столе перед Клуни, они сейчас обсуждали нападение на кого-то. Вот сейчас удастся выступить, как говорится, очень даже в тему!
- Здравствуй, Клуни. - поздоровался Клетус. - Я хочу вернуться обратно. Тебе бы для нападения - Клетус кивнул на бумаги, лежащие перед Хлыстом -
Наверняка бы пригодился такой боец, как я. Если обещаешь мне тройную долю добычи, то я с радостью вернусь и буду биться в первых рядах. Кроме того, даю слово, что обращаться к тебе буду с подобающим тебе, как главарю, уважением, если и ты в ответ обещаешь не помыкать мной, словно рабом. Я не для того сбежал из Волчьей Империи, чтобы гнуть спину под новым хлыстом. - Предатель мрачно усмехнулся.
- Так же я могу предложить тебе ещё кое-что. Обучить твоих бойцов сражаться лучше. Из сброда сделать их воинами. Воспитать и как следует обучить. И тогда из банды они станут армией. И ты поведёшь их к победе. И не важно, сильнее ли будет твой враг, или многочисленнее - я буду учить твоих воинов сражаться так, как учили меня. Как я учил свои гладиаторские команды. Биться в строю, смотреть по сторонам, поддерживать товарищей в натиске и прикрывать их при отступлении. С каждого, кого я обучу, я требую пятую часть его добычи - и ты увидишь, Клуни Хлыст, они будут сражаться так, что мне этого с лихвой хватит. Они будут биться, как гладиаторы - словно победа или поражение будут означать их жизнь или смерть. Уж поверь - Клетус сжал левую лапу в кулак и стукнул себя в грудь, подтверждая серьёзность сказанного - это самая сильная мотивация. Те, кто выживут, будут стоить сотни, они будут настоящими богами войны! Ну а слабые и недостойные, естественно, погибнут. Что скажешь, Клуни? - Клетус вопросительно посмотрел крысу в его единственный глаз, ожидая ответа.

Отредактировано Клетус Предатель (26 апреля, 2017г. 19:37)

0

321

-Попытаются ли они атаковать нас, если мы попадём под землю?-спросил Клуни скорее сам себя, нежели Тимона.

"Идея объединить свои силы с многочисленными кроликами -с одной стороны, это могло бы быть выгодно для обеих сторон-если они одолеют хорьков, то в его лапы попадут сокровища, пираты без помех смогут достроить корабль и уплыть, а желанный остров достанется травоядным.А с другой..Что мешало ему заключить тот же договор с дикарями против кроликов?"-спросил сам себя крыс.-"Взаимная неприязнь.Хорьки уже убили несколько подчинённых.Да и станут ли его слушать о кроличьей угрозе?Знают ли местные о существовании орды кроликов, желающих уничтожить их?Наверное знают-они же тут достаточно долго живут.Но как они собираются бороться с ними?"

Полководец уже собирался задать эти животрепещущие вопросы "эксперту по местной фауне", когда в шатёр вошёл уже знакомый ему росомаха. Ладно, ответы он узнает у картографа позже.

-Ну, здравствуй.Вернуться, значит, желаешь,-растянул пасть в улыбке Клуни, осмотрев дезертира.-Бойцы сейчас и впрямь лишними не будут, но и цены на них, смотрю, немаленькие.Да и захотят ли бравые морские волки расставаться с пятой частью честно заслуженной добычи?Сомневаюсь,-ухмыльнулся он.-Звучит, без сомнения, внушительно, но, видишь ли, народу у меня сейчас не так много, чтоб разбрасываться направо-налево.Новых корсаров тут, сам понимаешь, нигде не найдёшь, а с мёртвой командой я отсюда никуда не уплыву.Тебе придётся свести потери при обучении к минимуму, понятно?Если это тебя устраивает, то сможешь приступить к тренировкам как только мои ребята закончат свою работу,-заявил капитан.

0

322

-Сезоны милостивые! - присвистнул старик-картограф и с интересом уставился на исполинского воина. - Словно бы Билли Грэйтрэт инкарнировал, мимоходом слепившись с барсуком по пути из Темного Леса на землю... Я не знал, что ты вербуешь и росомах, Великий.
Тимону доводилось видеть и волков, и росомах, и все же он был под впечатлением.

0

323

Стилл впервые за долгое время вдруг внезапно от души выспался, и настроение у палача было несколько лучше, чем обычно. Он по-прежнему полулежал в оружейной палатке, чуть приобняв, будто добрую подругу Уютню (только-только проснувшись, лис решил, что это будет чрезвычайно милое и благозвучное название для музыкального инструмента).
Так вот: подхватив свой ларчик и верную Уютню, он вышел во двор и практически сразу же столкнулся с корабельным плотником.
"Вот так встреча! Не думал, что шторм будет так суров с тобой, старина," - подумал лис, глядя на изувеченную лапу Покрыса, с которым он, Стилл, бывший столяр, хоть и не дружил, но был бы не прочь помочь на корабле, а там, быть может, перекинуться парой слов за тугодумие остальной команды.
-В-вот-т-т т-так-к в-вст-встреч-ча, - только и выдавил Галстучник и мысленно выругался, спешно пытаясь вспомнить, как днем ранее успешно подавлял заикание песнями.

0

324

    Ни ругани, ни криков, ни угроз, ни ударов хвостом-хлыстом, а слова звучат вполне разумно. Клетус бегло оглядел шатёр, но синих перьев не увидел. Странно... Однако, стоило что-нибудь ответить, а не стоять столбом, пытаясь скрыть своё удивление.
- Да, Клуни, требую я немало - и ты знаешь, что в бою я того стою. Кроме того, как я уже говорил - я сбежал из рабства на Арене вовсе не для того, чтобы за гроши гнуть спину перед новыми хозяевами. Насчёт же того, захотят корсары отдавать мне пятую часть своей добычи или нет, не волнуйся - я сумею их уговорить, и они согласятся.
    Клетус мрачно усмехнулся, мельком показав зубы.
- Твои слова об ограниченном количестве бойцов так же звучат разумно, тут ты прав - новых взять негде... Однако будь готов, что где-то с десяток в процессе помрёт точно. Кого-то придётся убить для острастки, но в основном мертвецы в процессе обучения должны будут убедить остальных, что дело серьёзное. Придать им мотивации по принципу "убей или умри". Тогда и только тогда, когда за неудачу грозит смерть, боец выкладывается на полную и лучше всего усваивает уроки. Но я тебя понял - новых бойцов взять неоткуда, так что придётся беречь уже имеющихся. Что же, будем считать, мы с тобой договорились... капитан.
    Последнее слово Клетус выделил особенно, показывая, что сделка заключена и вступила в силу (в частности, и та её часть, что включала более уважительное обращение друг с другом). Ещё раз мельком взглянув на картографа, которого он так впечатлил (старик сразу признал в нём росомаху, а его сородичи, как успел узнать Предатель, были весьма редки в этих местах - стоило держать этого старика на виду и обязательно с ним пообщаться как следует, когда тот закончит разговаривать с Клуни), Клетус вышел из командирского шатра.
    Выйдя, росомаха ещё раз огляделся - но нет, синих перьев не было и здесь. Странно, очень странно - если легендарной Синей Птицы Удачи тут и рядом не пролетало, то откуда такое везение? Клуни просто взял и принял Клетуса обратно, согласившись с его условиями, вставив только пару вполне разумных замечаний. Или пребывание на острове так сказалось на капитане, или он был вовсе не таким ублюдком, каким его привык считать Клетус. Вполне возможно, что нечто среднее - и ограниченность ресурсов придала Клуни больше терпения, и мнение Клетуса обо всех командирах всегда было предвзято, что неудивительно для беглого гладиатора.
    "Так, Клуни упоминал о какой-то работе, которой заняты его парни... после неё, мол, и можно будет приступать к тренировкам. Проклятье, надо было сразу спросить, о какой-такой работе идёт речь. И в лагере осмотреться... И вообще узнать, что тут происходило всё то время, что меня не было. Надо найти кого-то, кто расскажет мне все новости. Хм-м-м... Кто у нас носится по всему лагерю и всегда вкурсе всего происходящего?" - Клетус подумал с минуту, и его морда растеклась в улыбке.
    "Туффи! Может, и не самый лучший вариант, чтобы в деталях узнать подробности, но на кой ляд они мне сдались? Зато с ней всегда весело, и она всегда знает, где добыть еды. Всё, решено - надо искать эту улыбчивую пятнистую морду!" - с такими мыслями Клетус решительно направился бродить по лагерю в поисках гиены.

Отредактировано Клетус Предатель (28 апреля, 2017г. 00:37)

0

325

- Ах, ты ж, мышь дурная!

Когда перед напряженно всматривающимся в береговую линию Покрысом совершенно неожиданно образовался, словно винные испарения из бутылки, невысокий серебристый лис, плотнику стоило больших трудов удержать шаткое равновесие и не грохнуться в очередной раз оземь на этой своей треклятой деревяшке.
 
"Ого, выдра меня подери, только посмотрите, кто сумел выжить! " - сумев устоять на лапах, Ахтыжмышь исподлобья посмотрел на Стилла, слегка приподнял вечно нахмуренные брови и даже чуть улыбнулся немного кривоватой улыбкой. Все таки, он был рад встретить живым, и судя по всему здоровым, одного из тех зверей, которые хотя бы иногда делают что-то полезное для корабля, а не только глотки режут. Хотя, конечно, именно последним этот лис в основном и занимался, да еще и проделывал это таким... занятным образом.

- Утречка, - поздоровался со Стиллом Покрыс довольно угрюмо, но с изрядной на вкус крысюка долей вежливости, и сразу перешел к интересующему его в первую очередь вопросу. - Что с кораблем?

Отредактировано Покрыс (28 апреля, 2017г. 01:06)

0

326

Гиена заворочалась, выгнула спинку на сенной подстилке и потянулась. Задние лапы вылезли из шатра под лучики ласкового солнца, приоткрыв ставший душноватым шатер свежести утихающего утреннего бриза, а вскоре показалась и улыбающаяся довольно пятнистая мордаха. Она зевнула и чихнула лучикам нового дня - прелестное утро для прелестной красавицы!

Грубые темные стопы вели её бодрой походкой через лагерь, через виды - верхушки шатров да изумрудная сельва, запахи зверей клана и пищи, а особенно звуки. Любительница ремонта и мисс оч. умелые лапки - такой она себя очень даже считала, особенно в такое свежее, спокойное утро, особенно с таким зарядом энергии - была очень рада слышать звон и перестук инструментов, что сейчас укрепляли лагерь. Носившиеся рядом зверушки, кто с древесиной, кто с парусиной да канатами, кто с пилой-киянкой: все да говорили своим видом, что идет стройка.

А с узнанной вчера поневоле правдой о хорьках, о пиратах и вражде кланов Туффитри была очень рада, что звери строят, созидают, а не разрушают.

Помотав головой и сменив задумчиво открытую пасть на новую улыбку, пятнистая гиена похлопала себя по животику. Она обязательно поможет, надо лишь покушать. Улыбка растянулась шире под новою идеей... Ну, не новой, но хранимой с ночи.

Зверюга плюхнулась на четыре лапы, и, взрывая землю понеслась поближе к кораблю через лагерь. Пираты отшатывались в стороны, но не смели за редкими исключениями кричать что-то вслед, пока толстушка не нашла свою закопку. Теперь осталось лишь скребнуть пару раз лапами...

- Вкусна, м-м-м!

Гиена тихонько захохотала. Лайндэр Майндэс не похорошел за ночь в своей могилке! Зато Руфусия отделала его на чудо - мясо должно было стать восхититтельным, чуть сладким и отлично поддающимся жарке. Маленький штрих Туффи тут же исправила - ловкие движения костяного ножа саванной охотницы да один резкий рывок избавили бывшего кока от ненужной ему теперь шкуры и одежды. В свете солнышка Туффи оглядела трофей на фоне живописного пляжа, а спустя секунду бросила его в яму, которую засыпала, наспех пнув выгребенную кучу.

- Ыы-ых-х... - раздалось со стороны сдавленно, жалостливо. Когда заинтересованная гиенья морда повернулась к звуку, она увидела случайную ласку, кидающую взгляд с освежеванного сородича в лапе пятнистого варвара на саму абордажницу и обратно.

- Утро хороший, ага! - послужило ему беззаботным ответом. Свидетель развернулся и ушел, хлюпая штанишками. Туффитри лишь хихикнула. Какой странный, забавный зверь. Покушать-то все любят. А вкуснятина не должна пропадать!

И что уж поделать, лапы и голову Туффитри схарчила сразу. Запах чужой крови не дал дикарке с собою совладать, да и эти косточки с хрящиками так приятно хрустят... Удовольствие длилось недолго. Подхватив остатки, гиена также быстро, как и пришла, двинула на кухню, мимо работников, что уже не отвечали ничего - страшновато как-то, окликивать эту здоровенную тушу с куском чего-то красного и липкого во рту.

Саму же Туффи мысли лишние не занимали. Вкус крови диктовал лишь слово "Жри!". Ворвавшись в опустевший до обеда кухонный шатер, гиена присела на попу и задумчиво покрутила хвостиком. Еды не было, на первый взгляд! Лишь остатки с завтрака да грязная утварь у слабого очага встретили Туффи, однако та и не смела унывать. Переложив сырое лакомство в одну из сковородок, она задала себе простой вопрос. Что делает пират, если нет жратвы, а лишь есть остатки? Правильно - сальмаганди.

В ближайший котел полетело всё съестное, до чего могли дотянуться пятнистые лапищи. Пара-тройка переспелых манго, остатки пожаренной ночью змеи со специями, нетронутые коренья, остатки рыбы, травы и пряности, недопитое вино - всё крошилось верным костяным ножом на мелкие и не очень куски и скидывалось в относительно чистый котел и яростно перемешивалось. Попутно гиена откусывала от своей стремительно уменьшающейся откопанной закуски, заглатывая ткани без разбора, и не забывала удовлетворенно попискивать - блюдо получалось что надо! Вдобавок она поставила сковороду на очаг, куда вылила содержимое интересных яиц, округлых и кожистых. Такой натуралист, как Туффи, сразу определил, что это черепашьи, поэтому и поставила их толстушка в полевую печку запекаться с чутка размоченными сухарями, сольцой и порезанными корешками.

Наконец, с готовой болтуньей Туффитри вышла на свежий воздух, домешивать свой пиратский котельный винегрет и остужать сковородку. Усевшаяся около кухонной палатки, с пастью и шеей перемазанными кровью, довольная собой и размышляющая о своём - судя по иногда замирающей в серьёзной мине мордашке, не всегда приятном - гиена шарила деревянной лопаткой в аппетитном месиве и, подняв нос к ветру, затянула придуманную на ходу песенку-стишок:

- Пират хочет кушай, пират хочет жри,
Если не кушай пират быть умри-и-и-и,
Делай еда какой утро Туффи-и-и?
Сальмаганди-и-и-и-и, сальмаганди-и-и-и!!!

Весело славно думай, делай, твори,
Хорошо для весь зверь с мир все живи...
Э-э-э... Сальмаганди-и давай жри!

Задержка от заклинившей в пятнистой башке рифмы сбила задачу, да и воспеваемое во всю глотку блюдо уже было готово. Туффи облизала лопатку, ещё раз, как и в песне, весело тряхнула ушами и принялась уплетать результат. Довольно неплохой, ароматный результат.

Недостаточно ароматный, правда, чтобы приглушить запах большой куницы. Дочь саванны не подала виду - чего бояться-то? - но ушки инстинктивно встали торчком. Это он, без сомения! И, кажется, приближается! Туффи не отвлеклась от пищи, но умерила пыл в орудовании лопаткой, чтобы Клетусу, её храброму подельнику в абордаже, досталось что-нибудь. Поделиться ведь завтраком - большая радость. А если зверь вернулся к клану, как и она сделала три заката назад - то радость вдвойне!

Как же она поняла, что это тот самый гладиатор? Она не почувствовала запаха страха.

0

327

    Клетус, шатаясь по лагерю в поисках Туфии, вовсю смотрел по сторонам. Корсары шастали туда-сюда, и почти у каждого в руках были либо инструменты, либо стройматериалы - похоже, команда Клуни готовила оборону лагеря. Если вспомнить, что в своём шатре Хлыст как раз планировал нападение на кого-то... Беглый гладиатор осмотрелся по сторонам повнимательнее. А оборона-то серьёзная готовиться. Видимо, враг действительно опасен. Интересно только, это местные аборигены или на острове есть ещё одна корсарская команда? И, в любом случае - из-за чего конкретно пошла вражда? Нет, надо искать Туффи и спрашивать у неё - жизнерадостная гиена расскажет всё, что знает. Да и есть хотелось...
    Благо, поиски гиены были делом несложным - запах готовящейся стряпни росомаха учуял довольно скоро. В подмогу так же выступала далеко слышимая песня (тоже, кстати, про еду), исполнителя (точнее, исполнительницу) которой невозможно было перепутать ни с кем другим. Настроение Клетуса изрядно улучшилось. Не смотря на свою годами вырабатываемую привычку ни к кому не привязываться, чтобы потом ни о чём не сожалеть, оставаться равнодушным к этой полубезумной дикарке у гладиатора не получалось. Эта бесшабашная гиена просто-таки давила его отчуждённость и цинизм своей харизмой и дружелюбием. Многие в команде так же не оставались к Туффи равнодушными, правда, совсем по другой причине - они её боялись, она их нервировала своим явным физическим превосходством, совмещённым с непредсказуемым поведением. Клетуса же она не пугала нисколечки - естественно, что ухо востро держать надо, но, чёрт подери, с Туффи всегда было весело! А уж её таланты к поиску еды и вовсе были выше всяких похвал.
    "Пожалуй" - размышлял Клетус, идя на запах и звуки песни - "По ней я действительно соскучился. Плохо, конечно, но, чёрт подери, я всё равно собирался начат искать себе в команде друзей и союзников! Так почему бы тогда не начать с Туффи?"
    Вот, наконец, объект его поисков и показалась в поле видимости беглого раба. Ну, кто бы сомневался - если ищешь Туффи, то иди сразу к полевой кухне! Клетус мимиоходом пожалел о том, что ничего с собой не прихватил, чтобы добавить к трапезе... Ну да ладно, в другой-то раз не забудет!
- Привет, Туффи, чтоб ты была жива-здорова, как же давно я тебя не видел! - радостно улыбнулся Клетус, присаживаясь рядом с ней у костра. Гладиус, болтавшийся на перевязи, росомаха поправил так, чтобы тот не мешался, а трезубец воткнул рядом в песок. Стащив с головы шлем, Предатель положил его там же.
- Приятной тебе трапезы. Кстати, о трапезе - для меня, случайно, ничего не найдётся? - Клетус голодным глазами осмотрел всё, наготовленное Туффи.

Отредактировано Клетус Предатель (29 апреля, 2017г. 16:10)

0

328

О, а вот и он! При виде знакомого бойца, Туффи отвлеклась от блюда и помахала лопаточкой. Хвост-метелка радостно приподнялся и завилял, а услажденная пряностями, мясом, фруктами да вином гиена пару раз хохотнула, стоило услышать радостное приветствие, и отложила свой котел.

Её дикая часть уважала этого бойца. Да, он самец, но таких самцов та, дикая Туффитри, что и не Туффитри вовсе, а кровожадная гиена могла принимать с почетом. Еще бы, ведь он не из тех бойцов "Клан Пират", что прятались за спиной у пятнистой туши, в надежде на то, что она уберет всех врагов с их пути. Каким-то странным, помутившимся взглядом она рассматривала его походку, язык тела, баланс массы. То как он трогает своё оружие, садится...

Гиена помотала головой. Цивилизованная Туффи ценила его за то, что он вернулся в клан, как и она сама, он не бросил семью, не стал слабаком. А ещё он ПУШИСТИК. Следя за его голодным взглядом - о-о-о, эту эмоцию гиены хорошо понимают! - зверюга откликнулась на просьбу, даже заерзав от радости:

- Приветы, да! Жри хорошо Туффи, Клетус бери хорошо, пож-пожалуйста. Туффи давай...

И она поставила перед росомахой ароматный котел, дала ему в лапу лопатку, а сковороду с теплым запеченным яйцом черепахи придвинула поближе. Подмигнув, она, смакуя новое слово "Трапеза" тихим напевом, прошла в тень кухонного шатра и вынесла оттуда бочку с чистой водицей. Гиена отхлебнула немного и поставила гулко отозвавшуюся емкость рядом со своим гостем.

Туффитри отпрыгнула на шаг и пискнула тихонько, собрав лапы в кулаки. Улыбка её выдавала искреннюю радость - ведь подумать только, кому-то нравится плод её созидания, её кухня, да ещё и такому пушистому милашке! Она даже могла бы...

- Туффи смотри может? - и она потянула лапу к росомашьему шлему, мирно лежащему рядом с вилкой-копьем - ну, не знала гиена, как это оружие называется! Надевать она его не собиралась, маловат для гиеньей башки, а ломать чужие вещи не хорошо, совсем. Только посмотреть...

Отредактировано Туффитри (29 апреля, 2017г. 13:32)

0

329

    Всем своим видом гиена выражала неподдельную радость его, Клетуса, возвращению. Это было, чёрт подери, приятно, хотя и странно для гладиатора - чем он так приглянулся гиене? Правда, какое-то время она рассматривала Клетуса странно помутневшем взглядом, и это заставило привыкшего ото всюду ожидать опасности росомаху насторожиться. Но этот взгляд быстро прошёл, а гиена принялась скакать вокруг него, подталкивая поближе угощение. Наверное, если бы Клетус был меньше занят тем, чтобы держаться от всей команды подальше, и больше времени уделял тому, чтобы хотя бы просто присмотреться к своим "сокомандникам", их поведение стало бы Клетусу более понятным.
    "В общем-то, я и так решил сблизиться с этими корсарами, так что нечего себе самому на мозги капать тем, что не стоило так явно держаться ото всех особняком. Ошибку свою я понял и принимаю меры к её исправлению, так что всё, баста, закрыли тему, о мой внутренний и не всегда подвластный мне голос!"
    Глядя на то, как перед ним в считанные мгновения вырастает гора снеди, Клетус хохотнул и не смог удержаться от подколки:
    - Туффи, спасибо тебе, конечно, но я просил только поделиться, а не отдать мне всё! - ещё раз улыбнувшись, Клетус принялся за еду, добавив уже серьёзно: - Спасибо, Туффи.
    О стряпне гиены в лагере ходило много слухов - некоторые даже говорили, что предпочли бы поголодать, чем есть то, что сготовила Туффи. Клетус же этой точки зрения совершенно искренне не понимал. Яичница была самой что ни на есть обычной вкусной яичницей, а что до странного месива в котле... Оно было густым, наваристым, сочным, в нём чувствовалось мясо, какие-то фрукты, вроде бы даже овощи, и специи. Иными словами, еда удовлетворяла трём главным критериям - на вкус была лучше дерьма, была горячей и была в большом количестве - так чего ещё надо-то? С аппетитом пожирая всё перед ним выставленное, Клетус нашёл время сказать:
    - Спасибо, Туффи, очень вкусно! - после чего продолжил орудовать лопаточкой и челюстями. Гиена же стояла рядом, тихонько повизгивая от восторга. Чем ему удалось так обрадовать Туффи, Клетус не понял, но решил не заостраять на этом внимания.
    "Туффи смотри может?"
    Клетус проследил взглядом за тем, куда тянутся лапы гиены - к его шлему. Пожав плечами, он ответил:
    - Да, конечно, Туффи, можешь посмотреть. Осторожно только, подбивку не раздери и ремешки не порви.
    Сам шлем и правда представлял собой интересное зрелище - его для того и сделали, чтобы на гладиаторе он смотрелся эффектно. Стальной гребень, украшенный якро выкрашенным в красный жёстким волосом. Поля вдоль шлема, позволяющие отводить удары. А самое главное - лицевая часть. Две её половинки могли раскрываться, а могли и быть и закрытыми и сцепленными между собой. Две широкие прорези для глаз были забраны тонкой металлической сеткой - это давало и хороший обзор, и хорошую защиту.
    Изнутри же он был снабжён интегрированным подшлемником - толстой подбивкой, обшитой плотной тканью. Это позволяло шлему лучше сидеть на голове и смягчать удары. Кроме того, так носить шлем было удобнее, чем надевать эту "металлическую кастрюлю" прямиком на голову. А два ремня, затягивающихся под подбородком, надёжно крепили шлем на голове бойца и не позволяли ему слететь даже от самого мощного удара.
    А самое главное - такой шлем превращал бойца-гладиатора в некоего безликого монстра. Ледяное спокойствие и полная безэмоциональность "стальной морды" пугали противника больше, чем любые искажённые яростью гримасы. Если при этом ещё и успешно развивать наступление, тесня и тесня противника, то вид этой безмолвной и беспощадной машины для убийства мог сломить даже самый крепкий боевой дух. Был и другой приём - принять грозную позу и издать громкий, во всю глотку, глубокий грудной рык. Из-под шлема это доносилось глухо, гулко и даже с небольшим эхом - ещё один отличный деморализующий приём! И то, и другое Туффи могла не раз и не два видеть в исполнении Клетуса во время абордажа. Может, поэтому ей так захотелось рассмотреть шлем поближе? Клетус мысленно пожал плечами - кто знает, кто знает...

Отредактировано Клетус Предатель (1 мая, 2017г. 03:22)

0

330

-А почему бы и нет?С такими мощными бойцами, как Туффитри и Клетус грабить судна стало гораздо легче,-капитан посмотрел вслед удаляющемуся росомахе.-Надеюсь, сейчас тоже будет лучше.

Крыс вспомнил про свои неозвученные вопросы и поспешил задать их Тимону.
-Хорьки же тоже знаю про кроликов, верно?Что же они собираются с ними делать?-обратился он к старику.-И кроме того, когда мы отправимся к этим твоим кроликам?-теперь Клуни, едва скрывая своё нетерпение, готов был идти за картографом куда угодно, в любые подземелья, за возможностью получить поддержку тысячи кроликов.

-Эй, ты!-обратился капитан к часовому, который всё ещё приходил в себя после налёта Клетуса.-У тебя очень важное задание-ты должен пойти к Стиллу, лису с сундучком, и передать ему мой приказ-допросить новых пленных и всё, что они скажут, в точности передать мне. Может записывать, может запоминать, но чтобы к моему возвращению доклад был готов.А теперь давай, поторопись,-распорядился он.

0


Вы здесь » Остров Сокровищ » Квестовые эпизоды » Обустройство лагеря


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC