Остров Сокровищ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Остров Сокровищ » Квестовые эпизоды » Обустройство лагеря


Обустройство лагеря

Сообщений 241 страница 270 из 360

241

После фразы Беррамота куница была того же мнения, что и Эльж: кто же такой этот Сулчик? Она начала мысленно перебирать имена всех знакомых пиратов, при том же проклиная незадачливого ласку. "Может, Сулчик - это один из ему знакомых хорьков из клана? Или какой-то артефакт?"

- Ты случаем не тронулся? - спокойно, но с небольшой издевкой в голосе произнесла Иво, отложив тарелку с расстроенным супчиком и нервно теребя рукав.

Снаружи доносились какие-то голоса, но белодушка не вслушивалась, утомленным взглядом следя за "больным" и лекарем. Впору и заснуть.

0

242

Приветливая улыбка Туффи медленно сходила на нет, стоило Луизе открывать тайну за тайной о неплохом коке Лайндэре. Сначала гиена даже выпятила губу в презрении - как же можно так врать о члене своего клана?! - но показанный во время отчаянной речи шрам от зубов, пусть и старательно зашитый, слёзы и голос, о, этот голос полный пережитого страдания убедил Туффитри в одном. Луиза не лжёт.

Значит, в их команду затесался злодей, разорявший кланы других существ и охотившийся на Луизу, а потом вдруг нанесший удар, и только некий Клостер спас милую кошечку? Туффи задумчиво облизала губы. Тёрки в клане пиратов не редкость, но такое оставлять без внимания нельзя, может плохо кончиться, для Луизы уж точно...

Мысли о размолвках в стане союзников прервались, стоило гиене услышать лязг вынимаемого меча. Руффи, похоже, решила взять всё в свои лапы. И тут же Туффи стало наплевать на разложенные по разделочной доске куски сочного прожаренного мяса, на желание понравиться и подружиться. Если чужак идёт бить зверей клана Туффи - какими бы ублюдками они ни были - то его надо остановить. Нельзя позволять чужаку творить свой суд. Ну нельзя!

Туффи отпихнула с дороги Робедкрауна, так некстати заявившегося на пути пятнистой зверюги, и шагнула в ночь. В темноте гиена видела неплохо, но больше всего её манил запах Руффи - запах зверя, идущего убивать. От такого сочетания грива Туффи стала дыбом, клыки будто сами собой клацнули на невидимой добыче. Толстуха перешла на четыре лапы, всё ускорялась и ускорялась. Хриплое дыхание и короткий рык настигли Руфусию. Гиена легко сбила с ног кошку простой подсечкой и намертво прижала ту к земле. Туффитри не улыбалась.

Под ней была Руффи. Под ней была карающая мать...

***

Мёртвый городок мангустов. Все маленькие селения, что имели несчастье попасть под лапу гиен, быстро становились мёртвыми на радость полудиким пятнистым зверюгам. Посреди руин, мусора и костей, что должны покоиться в вечной тишине, стоит скулёж и вой. Львица Танди настигла Матриарха гиен и её свиту и разделила тяготу боя вместе со свой подругой, что собирала сейчас все озлобленные и презренные взгляды. Толстая гиена с жёлтыми глазами и костяной брошкой в ухе сильно изменилась, но её без труда узнали как предательницу.

Узнала её и Матриарх. Огромная разожранная тварь, размером чуть ли не с саму Танди, приветствовала преследовательниц, а теперь и своих судей, утробным, хриплым смехом и метким плевком в израненную, но твёрдо стоящую на лапах странную подругу львицы. На большее она не была способна из-за ран, но авторитет даже среди таких же побитых самок она терять не хотела. Пусть даже она и знала, что хочет эта никудышная толстуха. Та хотела мести.

"Kuadhibu",  - поправила бы Танди, но она была слишком занята. Нужно было следить, чтобы никто из пятнистых не поднялся на лапы и не натворил бед - двум подругам и так тяжко пришлось в этой неравной драке. А ещё львица следила за своей подопечной. Что же она сделает, какой будет её кара за убитого ребёнка, за отнятую семью и раздавленное словно камнем счастье?

В следующую секунду львица выдохнула и чуть опустила взгляд. Та, что назовёт себя Туффитри, ничуть не медля в безопасную секунду, раскроила Матриарху череп острым осколком песчаника. В два резких удара. И бой закончился.

К радости Танди на пути домой, остальных невиновных гиен толстуха более не тронула.

***

Кап-кап. Две слезы звонко стукнулись о доспехи Руффи. Третья стекла по носу нависшей над кошкой гиены и капнула на чёрную шерсть. Больше Туффи не плакала. Всё в прошлом, но прошлое прокладывает будущее. Толстушка слезла с Руффи, подняла ту с земли и вместо извинений и объяснений чётко и лаконично проговорила:

- Кара за дитя - Руффи быть долг! - гиена вытащила костяной нож. - Помогай надо?

0

243

Будучи возмущённой жутким рассказом дочери, Руфусия сердито взглянула на ласку, рискнувшего хлопнуть её по поясу со всего размаху.
Запах, грозящий вызвать у кошки рвотный рефлекс, совместно с безмозглой улыбкой на физиономии, лишённой малейшей толики способности здраво мыслить, дал Руфусии понять, что пират-то, по сути, изрядно напился.
Руфусия, которая уже приготовилась размножить голову пьянице чтобы избежать ненужной ей тревоги, облегчённо вздохнула, когда ласка молчаливо прошёл мимо.
Этот зверь точно был пиратом, сомнений не было, но в недрах своей истерзанной души кошка почувствовала к нему лёгкий приступ жалости.
Вспышка жалости исчезла мгновенно, стоило Руфусии вспомнить о другом ласке — Лайндэре Майндесе.
Ублюдок всегда обманывал её.
Каждый поход,  каждый бой,  каждые посиделки возле костра он врал ей.
Лайндэр Майндес только притворялся хорошим товарищем.
Его товарищество  было всего лишь прикрытием для зловещего плана, который он выдумал вместе со своим братцем, чтобы как следует разыграть Руфусию.
Розыгрыш братьев Майндесов, что уж говорить, вышел на славу, под стать их жестокой натуре.
Эти братья захотели полакомиться кошачьим мясом, ради чего убили Настейшу Вульф, но не смогли прикончить Элину, ведь её вовремя спасла та Хенбейн.
С Гроббзом расправилась она же, а вот треклятый Лайндэр Майндес умудрился выжить.
Чтобы оказаться на одном острове с её дочерью.
Руфусия невольно всхлипнула, представив, как ласка склоняется над беспомощным телом Элины, чтобы вцепиться гнилыми зубами в её плоть.
Она хотела вытереть слёзы, но ей помешал внезапный удар сзади по задним лапам, из-за которого она потеряла равновесие.
Не успела кошка прийти в себя, как её тут же придавили к сырой земле, убрав хоть какую-то возможность сопротивляться.
Туффитри....
Загадочная незнакомка, дружелюбный зверь, щедро раздававший соплеменникам Кокоса подарки, желавший угостить кошачье семейство змеиным мясом, крепко сжимал теперь лапы Руфусии.
Гиена не улыбалась, выглядела до пугающего серьёзно.
Кляп давил на губы кошки, мешал ей нормально сглотнуть слюну в таком положении, и она буквально начала ею захлёбываться.
Эта Туффитри мешала Руфусии выполнить её священный долг — как оскорблённой матери, как зверя, которого предали!
В глазах кошки начало зарождаться отчаяние, а в душе скапливалась ненависть.
Гиена была сильнее Руфусии, победа была на её стороне.
К тому же кошка изрядно устала после всех тех событий, что произошли в течении всего дня.
Но Руфусия не желала сдаваться просто так, не желала покорно отдаваться на милость какой-то там Туффитри!
И всё-таки, с таким же успехом кошка могла попытаться сдвинуть с себя кусок горы..
Это было слишком абсурдным поражением, в которое Руфусия не могла поверить, но глаза упорно доказывали ей обратное, неумолимо твердили о сокрушительном провале.
Туффитри оказалась всего лишь обыкновенным пиратом.
Кошка допустила непростительную ошибку, доверилась вспышке эмоций, и ей теперь за неё расплачиваться.
Но куда больнее было осознавать, что теперь она лишилась последнего шанса отомстить Лайндэру Майндесу.
Ведь только Привратнику было ведомо, как собиралась с ней поступить Туффитри.
Но гиена продолжала просто смотреть на Руфусию, своими яркими пронзительными глазами, словно размышляя о чём-то своём.
Размышления Туффитри были, по всей видимости, печальным, о чём засвидетельствовали три слезинки, упавшие на кошку.
А потом гиена сразу же подняла её, тут же предложила помощь, чем окончательно привела Руфусию в замешательство.
Почему Туффитри не забила тревогу?
Почему попросту не убила?
Когда кошка трудилась палачкой и мастером пыток, то накопила достаточно знаний о пиратах, но эта гиена всем своим существованием рушила их, разрывала в клочья, как засохший пергамент.
Дружелюбная.
Беззаботная.
Забавно коверкающая слова.
И теперь чистосердечно предлагала ей помощь, после того, как прижала к земле.
Туффитри явно вспомнила что-то неприятное, что-то жуткое, раз пустила вдруг в самый напряжённый момент слёзы. Кошка навсегда запомнила морду гиены, искажённую тоскливой гримасой.
Что же такого пережила Туффитри?...
Что могла пережить такая жизнерадостная гиена?
Фрида тоже была весёлой, тоже смеялась, всегда шутила,   но за всем этим скрывалась обжигающая боль, вековечная рана, оставленная жутким известием о гибели любимого отца кошки.
Это был один из тех моментов, когда Руфусия впервые видела соратницу рыдающей.
Голову Йонаса Ларсена нашли на пороге его дома.
На изуродованной губе кота виднелся шрам в виде буквы "I".
Лишь слишком поздно Руфусия узнала, кто убил отца Фриды.
Спустя множество лет от её смерти...
Братья Майндесы совершили дерзкий набег на Южноземье,   навсегда оставив там кровавый след.
И раз уж Актёр сгинул,    то пришёл теперь черёд Живодёра.     
Его имя навсегда останется лишь в мрачных хрониках истории -  уж кошка-то постарается.   
Руфусия засунула меч в ножны,    протянула Туффитри лапу.
Чуть склонив при этом голову на правый бок.

Отредактировано Руфусия де Сантьяго (29 октября, 2016г. 12:43)

0

244

Туффи аккуратно, но всё же резко схватила протянутую лапу. Словно задумавшись, она помедлила на секунду, прежде чем тряхнуть сжатой ладонью, тряхнув и Руффи заодно. Да, всё верно. Она поступает правильно, помогая свершиться наказанию.

Только вот остальные пираты могут не оценить нападение на своего. Глупая толстуха не сможет объясниться с ними, кошка вообще не в состоянии говорить - тогда Руффи попадёт в беду! И если сама гиена не может и не должна нападать на Лай-Мая, то уж подготовиться к успешной каре ей ничего не мешает.

Отпустив лапу, Туффи положила ту Руффи на плечо. Задние лапы её слегка пружинили, но не от задорного настроения или веселья - они отошли куда-то далеко. Гиена инстинктивно готовила себя к бою, она была словно готова броситься на противника. Это в ней говорила РЕШИТЕЛЬНОСТЬ. Сама же толстушка говорила стихами, причём, будучи серьёзной, обращалась она со словами намного лучше:

- Руффи карай, есть долг Руффи по праву,
Быть здесь злодей Лай-Май, Туффи не врать,
Но прежде зверь найти и дать расправу,
Узнай должна одно карающая мать.

Лай-Май быть клан пират, быть кок оравы,
И если Руффи Лайндэр убивай,
Пират не полюби такое, не по нраву,
Когда увидит мертвый раздолбай.

Mbili зверь парой действуй в плане хитрый,
Когда Туффи пират на пути отвлечет,
Руффи идти за кара в дом целильный,
Лай-Май быть там, Туффи не врёт.

Только сейчас тяжёлая лапа гиены упала с плеча кошки, однако сразу же легонько упёрлась ей в грудь. Спешить не надо. Туффитри серьёзно смотрела на кошку, лишь на миг сменив выражение на озадаченную мордаху - когда она приносила Беррамота в лазарет, это там, в углу, был Лайндэр? Да, красный плащ не заметить невозможно. Гиена приобняла кошку, чтобы обнадёжить и буркнула на ухо:

- Вперед.

И пошла вперед, к лазарету.

0

245

Туффитри говорила чистую правду,  ведала дельные слова,    в чём кошка убедилась благодаря её дивному,  порой малограмотному,   стихотворению.
И хотя Руфусии было совсем плевать на мнение пиратов,    она не могла закрывать глаза на  очевидный факт,     что не стоило сейчас привлекать к своей персоне внимание гнусного отребья.
Усталость,   столь низменное злейшее чувство,   постепенно сковывала Руфусию невидимыми тяжёлыми цепями. 
Голод тоже давал о себе знать покалыванием в животе и обильным выделением слюны,   чьей поток становилось всё труднее сдерживать.                 
Всё сейчас казалось Руфусии непомерным грузом,   который размерами напоминал знаменитую гору Смертельного Копья:   и щит,   и доспехи,   и намордник,    и кляп,    и даже собственная голова,    к слову так и не переставшая гудеть.   
Лучше бы всё происходящее оказалось всего лишь ночным сном,    ниспосланным Привратником за какие-то мелкие грехи.       
Лишь бы это действительно было очередным  невыносимым кошмаром. 
Как же ей сейчас хотелось,    чтобы она прямо сейчас взяла да проснулась!   
Раздражённый вздох с горьким привкусом тоски сорвался с её губ,   потрескавшихся из-за долгого контакта с деревянным бруском.   
Это был не сон,   нет-нет-нет. 
Это была жестокая реальность,    которая в любой момент могла сдавить в лепёшку тех,    кто не был достаточно силён противостоять ей.                 
Ублюдок,   нашедший в лагере себе подобным "священный приют",    знал,    как сделать реальность жутким сновидением. 
Лайндэр Майндес действительно являлся хорошим поваром. 
Что казалось разрушения невинных жизней,   то здесь он точно был лучшим.     
Но кем на самом деле являлся ласка? 
Всего лишь живым зверем,   сотворённым Привратником. 
Из костей да плоти.     
Под внешней оболочкой Живодёра находилось сердце.   
Которое Руфусия запросто могла сдавить,    одним-единственным усилием мускулов навсегда оборвать презренную жизнь Лайндэра Майндеса. 
И ей уже надоело тратить время на размышления,   пришло время действий.
Но Туффитри своим лёгким прикосновением заставила кошку остановиться.             
Гиена была милой,   даже чем-то нравилась на подсознательном уровне,    но от подобной досадной задержки Руфусии захотелось чем-нибудь стукнуть её.
— Вперёд,  — произнесла Туффитри,    которая ослабила хватку,     развернулась и направилась вперёд. 
Лагерь пиратов подарил Руфусии нежданную союзницу. 
Кто она на самом деле,    эта жизнерадостная Туффитри?                   
Как она умудрилась оказаться в среде змеиного гнезда?     
И какая правда таится за её дружелюбным нравом?...
Руфусия прикрепила круглый щит к своей спине,    а затем аккуратно прикоснулась к верхней губе указательным пальцем. 
Ритуальный брусок  затыкал её рот исключительно в качестве сдерживающего фактора,    являлся дополнительным напоминанием о данной клятве.
Руфусия должна была молчать до тех пор,     пока не искупит вину кровью,   собственной или вражеской...
Но разве она клялась ходить до этого момента с деревяшкой во рту,     от которой начинают побаливать губы?                           
Ещё каких-то нескольких часов это нисколько не стесняло её,    но сейчас... 
Кляп,   который явно следовало при подходящем случае отмыть,    отправился в мешочек,    из которого Руфусия вынула молоток. 
На железном наконечнике застыли следы крови.   
Кровь всех тех беззакоников,   угодивших в лапы правосудия.
Теперь пришёл черед Лайндэра Майндеса пополнить их список.               
Руфусия де Сантьяго,    которая закрыла свою морду железной полумаской,    отправилась вслед за Туффитри,    крепко сжав древко грозного орудия расправы. 
Устрашающий оскал —  вот что увидит Живодёр в своём персональном финале.   
Вот что он запомнит,    когда наконец-то встретится со своей гибелью!

Отредактировано Руфусия де Сантьяго (18 октября, 2016г. 12:12)

0

246

До лазарета парочка добралась удачно. Лагерь спал после трудного дня, полного тяжёлой работы и соразмерной выпивки. Лишь пара зверей встретилась на пути гиены, но та, дабы не привлекать особого внимания к Руффи, отгоняла их грубыми рыками. Всё же в некоторых случаях страх перед огромным диким зверем играл Туффи на лапу. Один горностайчик оказался однако чуть настырнее, но и его дикарка смогла отогнать своим низким грубым голосом:

- Мясо... Свежее мясо... Ага-ха-ха-ха... - только пятки сверкали.

В такой серьёзный момент Туффи позволила себе усмехнуться - хорошая вышла шутка. Но времени на смех не осталось как только они упёрлись взглядом в палатку лазарета.

- Руффи ждать, - сказала гиена и сделала шаг в шатёр.

Внутри было душновато и темно, но Лайндэра Туффитри заметила сразу - топор уж больно примечательный. Толстуха решила действовать быстро и как можно более тихо для своих телес. Переступая через больных, она, крадучись, подошла к Лай-Маю и словно обняла его.

- Туффи хочет кушать. Лай-Май кок! Корми идти Туффи! - услышал ласка громкий шёпот, прежде чем его красивый плащ был затолкан ему в пасть и обвязан вокруг головы. Туффитри даже не почувствовала сопротивления - ну что же может израненный ласка против могучей гиены? - и несправедливость её тоже не кольнула.

Да, сама Туффи хотела внести свою лепту в кару. Пусть он почувствует, каково было Луизе в его хватке, какой беспомощной, жалкой, она могла себя ощущать, когда он хотел её съесть... Поделом.

Когда Туффи вышла из лазарета с извивающимся в безмолвной ярости злодеем в лапе, она прошла ещё немного, поманив за собой кошку. Нельзя, чтобы их увидели, поэтому толстушка выбрала место потише, ближе к южной окраине. Работников сейчас тут нет, да и не селится никто - кому хочется просыпаться под крики корабельщиков? Поэтому через секунду она бросила наполовину придушенный комок тряпья с лаской на песок. Словами же она твёрдо отчеканила, глядя в глаза Руффи:

- Карай.

0

247

— Когда мне только-только стукнуло двадцать два сезона, я получила письмо, где было написано всего лишь три слова, без приветствия, без даты, только три слова, написанные корявым почерком... — Фрида подняла свои карие глаза, раскрасневшиеся от обильных слёз, на Руфусию, прижала к своей груди злополучный лист бумаги, потрёпанный её лапами и временем. — "Ваш отец мёртв", вот, что было там написано, вот!
Любимая соратница зажмурилась, стала раскачиваться из стороны в сторону.
— Он... он всегда поздравлял меня с днём рождением, с тех пор, как я стала жить в Нагорском Лордстве... — всхлипнула Фрида, рядом с которой присела Руфусия, обнявшая её за плечо. — Прошло уже девять сезонов, а я до сих не знаю, кто его убил...
— Если бы я была там, то смогла бы его защитить, — простонала Фрида. — Смогла бы!
— Это не твоя вина, — как можно мягче сказала Руфусия. — Это не твоя вина, что ты не смогла остановить того ублюдка, которому самое место в Адской Бездне.
— Уже столько сезонов прошло, — вздохнула Фрида. — Как бы мне хотелось верить, что тот убийца давно получил заслуженную кару...
— Пути Привратника неисповедимы, Фрида, — молвила Руфусия.

Каким удивительным, каким странным, каким всё-таки ироничным казалось всё, что происходило сейчас.
Лайндэр Майндес, чья лживая пасть была заткнута его же плащом, беспомощно валялся на сырой земле.
Взгляд Живодёра то лихорадочно блуждал по суровой фигуре Руфусии, то отчаянно стремился к Туффитри, будто искренне верил отыскать в гиене внезапное спасение.
Ласка дрожал, силился встать во весь рост, чтобы завоевать право на свою никчёмную жизнь, и тут же падал ниц безвольным мешком костей да плоти.
— Мпф-м-м-м-м-м-мпфм-м-м-м-м-м-м! — замычал Лайндэр Майндес, лишённый даже крошечной возможности позвать кого-то на помощь.
Лишь два зверя сейчас могли ему помочь, но Руфусия и Туффитри вовсе не собирались дарить ему жизнь, напротив, они хотели её забрать.
—  Будем защищать твою дочь,   Руфусия! —  театрально воскликнул Гроббз Майндес. — Как свою замечательную командиршу,   верно,  Лай-Май?!
— Верно, —  кивнул ему Лайндэр. —  Клянусь в этом своей душой.

Враньё.
Гнусная лицемерная ложь.
Эти слова Живодёра, брошенные им три сезона назад, были всего лишь насмешкой уродливой маски.
Клятва его гнилой души и ломанного гроша не стоила.
— Мпфм-м-м-м! — в бешеном исступлении Лайндэр схватился за плащ, чтобы освободить свою глотку от плотного куска алой ткани.
Но Туффитри настолько хитроумным способом завязала ласке пасть, что он только впустую тратил силы.
Живодёр в своём нынешнем положении напоминал рыбу, которой до ближайшего водоёма было слишком далеко.
— Внутренности своим жертвам Актёр и Живодёр выпускали медленно, с наслаждением, до последнего вздоха заклеймённого, после чего жарили на медленном огне, — Линас прервался на глоток шпротского вина, выдавленного из плодов белого винограда.
— Это ты мне уже рассказывал, — ворчливо буркнула Руфусия. — От своего крота-учёного из Великой Фельдрамградской Библиотеки...
— Но я порылся в записях, предоставленной любезной панной Розалией, и узнал много нового, — ответил Линас.
— Что именно? — нахмурилась Руфусия.
— У Багряного Усниса была подобная методика по умерщвлению врага: песцам тоже живьём вырывали внутренние органы, — стал рассказывать Линас. — Ещё меня заинтересовал тот факт, что все члены Багряного Усниса, все без исключения, вырезали на своей нижней губе букву "I".
— На своих жертвах братья Майндесы тоже оставляли подобные символы... — вспомнила она летописи, составленные выжившими очевидцами. — Хочешь сказать, что они вдохновились Багряным Уснисом?
— Не исключено, — кивнул Линас. — Вот здорово было бы узнать, как они докатились до такой вот жизни!
— Чхать я на это хотела... — лапы Руфусии непроизвольно сжались в кулак. — Лучше бы им сдохнуть мучительной смертью...

Ровно тридцать сильных ударов молотком было достаточно, чтобы навсегда сломать все кости Живодёру.
Всё это время, пока его калечили, Лайндэр Майндес всхлипывал от пронзительной боли, в судорожной агонии хватался за Руфусию
окровавленными лапами.
За молотком последовала очередь меча, с помощью которого Руфусия вырезала на животе Живодёра длинную букву "I".
Такую же букву кошка начертила и на его нижней губе.
А потом...
А потом она просто разрезала предателю горло, одним взмахом уничтожив все злодейские планы Живодёра, которым теперь не суждено было сбыться.
Гнусного лжеца больше не существовало в этом мире.
Душа Лайндэра Майндеса отправилась в Адскую Бездну.
И поделом.
— Это ему за Элину, — пробормотала Руфусия разбухшими губами от деревяшки, застегнув железный намордник на поясе. — Это ему за отца Фриды, это ему за всех и за всё...
Клятва была выполнена.
Возмездие свершилось.
Правосудие восторжествовало.
Благодаря Туффитри.
Благодаря этой дружелюбной гиене.
Больше Живодёр никому не причинит вреда, тем зверям, которыми Руфусии в глубине души дорожила: ни Элине, ни Ирбси, ни Кокосу, ни Стальнолапке, ни Туффитри...
— Спасибо тебе большое, — слабо улыбнулась кошка Туффитри, а затем подошла к ней, чтобы прижаться к внушительному пузу. — Я, Руфусия де Сантьяго, никогда не забуду твоей помощи...
Лёгкая дремота волной накатилась на уставшую Руфусию как раз в этот самый момент.
Но о себе также заявил голод — усиленным бурчанием желудка...

Отредактировано Руфусия де Сантьяго (29 октября, 2016г. 12:37)

0

248

Похоже, болезный ласка опять потерял сознание... Но храм возвестил знахарке лишь о здоровом отроческом сне.
-Фу-ты, ну-ты, сулчий сын! - Эльж сделала глубокий вдох, досчитала до пяти. Не хватало выпускать Багровую Фурию при Иво, это даже невежливо будет. - Тронулся, в самом деле... Как по мне, так его надо утартать в солдатский лазарет. Там он отоспится, там он всем про Сулчик свой вливать будет... Ыхх!
Щуплая лисица подошла к раненому сзади, ухватила Беррамота под передние лапы и, сцепив пальцы замком у того на груди, приподняла.
-Там ему лучше будет, а нам и подавно. Что скажешь?
Знахарка вопросительно уставилась на куницу.

0

249

-Было бы не плохо
Дать им всем подохнуть.
Но лучше, так и быть,
их к Клуни притащить.

Стилл чуть натянул аркан и впереди идущие полусонные хорьки повалились кеглями. "Кретины, - подумалось лису. - Надо бы у Хлыста выяснить, где их удобнее устроить. А то, не дайте Сезоны, опять уведут их свои же..."

+2

250

Кара свершилась.

Туффи не могла понять, что она сейчас чувствовала. Может, это те эмоции, что обуревали Танди тогда, когда одна толстенькая гиена стояла над своим бывшим Матриархом и сжимала в лапе красный и липкий кусок камня. Почём знать? Теперь одной, нет, двум кошкам легче живётся в этом мире, когда их враг ушёл из жизненного пути после возмездия, а Туффи спокойно на душе за их судьбу.

И всё же когда Руффи с благодарностями прижалась к её животику, Туффитри не поспешила с ответными объятиями. Если враг должен быть убран с пути или кара должна свершиться над ним, то зверь карающий должен делать это быстро. Незачем наслаждаться страданиями. Это, по мнению исправившейся тогда, а сейчас хмуро кивающей гиены, было лишним.

В любом случае, буквально в следующую секунду, Туффи нежно, насколько это возможно для её тяжелых лап, похлопала Руфусию - так она представилась? - по доспеху на спине, а потом внесла рациональное предложение:

- Хорони труп. Пират тогда не увидишь труп и всё-всё порядок.

Сказано - сделано. Отступив от Руффи на шажок, гиена выкопала яму - последнее пристанище злодея Лай-Мая. Его толстуха не хоронила, как ту несчастную ласочку, не оплакивала, не прижимала, надеясь подарить последнее тепло. Пинком загнав изуродованное тело в дыру, такими же пинками она её и засыпала. И поставила плевок вместо надгробия.

Повернувшись к Руфусии, Туффитри причмокнула губами и вновь за такое долгое время серьёзности ухмыльнулась. Нет больше зла. Можно расслабиться. После всего пережитого, эта кошка выглядела уставшей. Да и самой Туффи, пусть и способной на многое отдых не помешал. Особенно в такой компании. Ведь после всего такого они не могли оставаться незнакомками?

- Идти отдых за Туффи.

И гиена, подхватив кошку под лапу как можно аккуратнее, повела ту по спящему лагерю к кухне, где ждет уже чуть подостывшее, но всё ещё вкусное мясо, да и выпить они найдут чего-нибудь. Вот только отмерив весь путь от могилы Лай-Мая до полной ароматов большой палатки, гиена всё же развернулась к следовавшей кошке и задала один вопрос. Мозолистая лапа Туффи придерживала полог шатра, вот-вот готовая войти. Но всё же стоит услышать ответ, пока они одни:

- Руфусия де... Сань... Сайти... Руффи быть друг Туффи-пират после всё-всё? Дружба, да?

Простушка спросила напрямую, чтобы не гадать, и теперь ждала честного ответа.

ОФФ: Думаю, тут удобный момент для описания деятельности Робби и Лоис за время отсутствия двух мстящих леди.

+1

251

— Наш Стилл тот ещё мастак
По песенным делам.
Наш Стилл тот ещё мастак
По пыточным вещам, — хором пели Элина и Робедкраунд, вовсю жестикулируя лапами с кружками.
Ром положительно действовал на настроение кошки, которую порядком задолбал тот надоедливый голос.
Эффект чудодейственного напитка усиливался ещё мыслью, что-то где-то там благим матом орёт Лай-Май.
Присутствие Туффитри само себе было не хилым таким испытанием нервов на прочность, а уж если добавить к этому ещё родимую маму, то кому-то точно будет безрадостный конец.
— Наш Стилл тот ещё... — блаженно усмехнулась Элина, во всех красках представив мучительную гибель подлого ласки. — Бла-бла-бла, и так далее.
— Эй, не фальшивь! — возмутился Робедкраунд, куда более нормальный ласка, чем его чересчур коварный собрат. — Хотя...
— Что? — Элина слизала с губ каплю напитка. — Коль начал, то договаривай тогда.
— Какая-то дурацкая рифма выходит, — объяснил её собеседник. — Вся суть сводится к тому, что мы тупо повторяем "Наш Стилл", "Наш Стилл", и так далее, и так далее...
— Так предложи что-то своё! — Элина стукнула кружкой по столу, расплескав всё содержимое.
— Коль вам грустно, а путь далёк, — нараспев начал Робедкраунд.
— Выпейте рому? — предложила Элина с ехидной ухмылкой.
— Вас ждёт портной, с одеждой милой, — выдвинул свой вариант Робедкраунд. — Как у милашки Стилла!
— Как у милашки Стилла, — повторила Элина. — А почему, собственно, как у Стилла?
— Ты когда в последний раз видела, во что одеты остальные ребята? — вздёрнул обе брови верх Робедкраунд. — Если так задуматься, то Стилл единственный пират, который следит за модой.
— Ладно, пусть будет "Как у милашки Стилла", — согласилась Элина. — Только замени милашку на что-то нибудь другое.
— Это точно, — вздохнул Робедкраунд. — Если он узнает, что в песне его называют милашкой, то может не понять, или поймёт, но по своему...
Дальнейшие рассуждения он проводил молча, принявшись выстукивать на столешнице весьма занятный мотив.

0

252

— Взгляни на меня, Туффитри, — кошка горько усмехнулась— Взгляни, прошу тебя...
У Руфусии непроизвольно задёргался левый глаз, а тело охватил сильный жар, когда она вплотную подошла к Туффитри и прикоснулась к её лапе.
— Будем ли мы друзьями после того, что случилось здесь? — взволнованным шёпотом повторила кошка вопрос гиены. — Будем ли мы верными соратницами после всего, что ты сделала для меня, моей дочери, и всех невинных жертв Живодёра, хотя шла на явный риск?
— Это будет сложная дружба, связанная с тяжёлыми испытаниями. — честно призналась Руфусия, разрываемая бурей противоречий.
— Ведь ты поддерживаешь пиратов, ведь ты на стороне уродливых беззаконников, которые успели мне предостаточно насолить, — продолжила кошка. — Здесь находится местное племя, с которыми пираты враждуют.
— Я не смогу сражаться за пиратов, мне даже противна подобная мысль, но и сражаться против тебя я тоже не хочу... — тяжело вздохнула Руфусия — Ибо не враг ты мне, ибо нравишься ты мне....
— Ради тебя, Туффитри... — она опустила глаза. — Ради нашей с тобой дружбы...
— Я готова! — горячо сказала Руфусия, вытащив из другого мешочка заслюнявленный деревянной брусок. — Но будешь ли ты готова проделать ритуал доверия, чтобы ещё крепче закрепить наш союз?...
— Ты называешься истинными именем, даёшь мне свой предмет, я кусаю ритуальный кляп, затыкаю им тебе рот, после чего молюсь Привратнику и заканчиваю весь обряд клятвой, — объяснила кошка, проведя указательным когтем по бруску. — Затем мы меняемся местами.
— Готова ли ты пойти на такой шаг, готова ли ты дать такую клятву? — уставилась Руфусия на Туффитри. — Прошу тебя, ответь...

Отредактировано Руфусия де Сантьяго (24 октября, 2016г. 17:13)

0

253

-Не думаю, что Клуни будет рад увидеть нас в столь позднее время,-с сомнением покачала головой Сликит.-Мало того, наш обмен пленниками всё ещё не известен ему-есть вероятность, что он не одобрит эту нашу самодеятельность.Сейчас лучше будет оставить их под охраной до утра, а потом уже идти к шефу с докладом,-предложила она.

Лисица осмотрелась вокруг и вскоре обнаружила несколько пиратов, которым явно было поручено сторожить лагерь ночью.
-Похоже, им всё равно придётся бодрствовать всю ночь, так почему бы им и за дикарями не присмотреть?-обернулась воительница к Стиллу, указывая на скучающих зверей.

0

254

Туффитри внимательно выслушала Руфусию. Её лапа отпустила полог и задумчиво погладила растрёпанную грязную гриву. Разговорчивая какая кошка, наверное, деревяшка долго освежала дыхание. Или была зачем-то ещё?.. Неважно! Туффи поймала себя на мысли, что думает не о том, о чём надо, увиливает от дум более тяжелых и серьёзных. А таковые были.

Дружба - вещь сложная. За всё то время, что гиена провела с пиратами, она поняла, что друзей у них на море мало, нападают они почти на всех. Значит, и Руфусия их враг, раз она так говорит, но если она и дружбу предлагает при этом - это весьма сильный шаг навстречу. А если Туффи своей помощью заработала благое отношение кошки, то может... И клан пиратов она полюбит? Как знать.

Но две вещи Туффи, усиленно корчащая рожи, отражая мыслительный процесс, закрепила точно. Будь добр к другим зверям и помогай им - и тогда они с тобой подружатся. Ну а вторая...

- Hata simba inaweza kuwa rafiki wa fisi, - задумчиво пробормотала, собственно, wa fisi. После она обратилась к Руфусии с ясным взглядом жёлтых глаз. - Туффи не проси сражение. Дружба хватит, хе-хе.

Теперь стоило подумать о клятве. Да, клятве, Руфусия просит о каком-то ритуале, на понимание которого умственных ресурсов, увы, не хватило. Ну да, это нужно для укрепления товарищества, и если так, то Туффи согласна. В Жирафрике она повидала всяких церемоний и действ, и раз зверям они нужны для душевного спокойствия, то почему бы не уважить их желание, коль самой гиене это несложно? Проблемы две - в чём он состоит и будет ли это "несложно"?

Помявшись на месте и поурчав, толстушка таки догадалась кивнуть и достать свой нож - первое, что ей пришло в голову. В ритуалах используются ценные вещи, а этот нож из слоновой кости, подаренный самой дорогой львицей в мире был Туффи очень дорог. Лишь бы его не надо было уничтожать! Или - о ужас! - резать им кого-то!!!

- Быть готовый! - несмотря на все колебания, голос Туффитри всё таки звучал уверенно. В следующую секунду она протянула изогнутый, похожий на широкую саблю в масштабах кошки, клинок - аккуратно, чтобы Руфусия могла спокойно его взять с лапы.

0

255

Взяв саблевидный нож с лёгким кивком, Руфусия осторожным движением воткнула его в землю — не слишком глубоко, ровно в той степени, чтобы была видна часть лезвия и рукоятки.
— Его следовало бы помыть... — кошка вдруг почувствовала себя крайне смущённой, когда в присуствии Туффитри укусила брусок, с которым проходила буквально весь день. — Ладно, займусь этим потом...
Чтобы засунуть кляп в рот гиены и зафиксировать на мощном затылке, Руфусии понадобилось встать чуть ли не на самые кончики задних лап. Когда первая часть обряда была выполнена по всем правилам, кошка приступила ко второй части, самой важной и самой решающей.
К молитве и клятве.
Без двух этих компонентов ритуал доверия был бы самым обыкновенным сеансом...
— Вас не обмануть,
Вас не задурить,
Тёмные Врата... — кошка тихо запела, отмахнувшись от совершенно ненужных сейчас дум.
— Вам любой обман,
Вам всякая ложь
Видны за версту,
Тёмные Врата. — она свела вместе лапы в молитвенном жесте.
— Вы услышьте мою клятву,
Вы закрепите наш союз,
Ибо сильно доверие наше! — на последних фразах молитвы Руфусия резко вытащила дар Туффитри, а затем присела на колени.
— Клянусь, будучи Аннетой Вульф от рождения и Руфусией де Сантьяго от взросления, всегда защищать Туффитри, всегда голодать и есть вместе с ней, всегда смеяться и плакать вместе с ней, всегда делиться с ней своими тайнами, всегда быть ей верной подружкой, и если хоть как-то обижу её, то понесу заслуженное наказание.
— Теперь мой черёд... — с уверенным тоном произнесла кошка.
Единственным взмахом лапы, одним-единственным движением она отрезала все свои красные волосы, собранные в хвост, саблевидным клинком.
— Вот. — Руфусия протянула Туффитри комок густых волос.
Своих собственных...

Отредактировано Руфусия де Сантьяго (27 октября, 2016г. 15:11)

0

256

Будешь сопротивляться мне,  Луиза?
Будешь тягаться со мной,  Элина де Сантьяго?
Вам не кажется,  юная мисс,  что ваша борьба была проиграна с самого начала?
Ты не можешь.
Ты просто не можешь сражаться сама с собой.
Хватит.
Достаточно.
Перестань отрекаться от своей истинной сущности.
Тебе давно пора уже смириться.
Разве ты не понимаешь,   что всем плевать на тебя?
Разве ты не понимаешь,   что только я могу тебя защитить от жестокости этого мира?
Разве ты не видишь,   что все бросают тебя и предают?
Любовь?
Дружба?
Надежда?
Всего лишь сказки для маленьких детей.
Но ты же не маленькая,   верно,   Луиза?
Ты давно стала взрослой кошкой.
И согласись,    как приятно порой сделать врагу больно.
Вспомни,   как ты подожгла Черноклыка.
Вспомни,   как горела на нём шерсть.
Вспомни.
Так скажи же мне, любезная Луиза,   почему ты продолжаешь сопротивляться?
Почему ты цепляешься за свет?
Любишь Бримуса,  этого жирного идиота,    который собственную шкуру спасти не может?                                   
Любишь,   я же чувствую это.
Я не враг тебе.
Я всего лишь хочу помочь тебе.
Очень жаль,   что ты отвергаешь моё помощь.
Очень жаль,    что ты продолжаешь верить тем,    кому на тебя плевать.
Очень жаль,    что ты не можешь понять.
ТЕБЕ НИКОГДА НЕ СПРЯТАТЬСЯ ОТ МЕНЯ,  ЛУИЗА!
НИКОГДА.

—У меня когда-то был кореш Владислав,  — доверительно рассказывал Робедкраунд.  —  Бардом он был,   сочинял всякие любовные песенки.
— Заткнись!  — застонала Луиза,   вцепившись в кружку обеими лапами.  — Заткнись...
— Да что я такого сказал? — с унылым видом покачал Робедкраунд.
— Как же ты меня уже достал...  — она свирепо зарычала  — Как же я тебя ненавижу...
Ласка на всякий случай отодвинулся на несколько метров подальше от стола.
— Отвали от меня,   мерзкий ты Голос,  отвали!  — взревела Луиза. 
— Я же Робби,   а не Голос,  — напрягся Робекраунд.
— Да при чём тут ты?... — раздражённо буркнула Луиза  — Вот,   продолжай хлебать своё пойло,   наслаждайся безмятежной жизнью...

Отредактировано Элина де Сантьяго (27 октября, 2016г. 19:14)

0

257

Стилл кивнул более рослой товарке и подкрался к одному из пиратов и легонько ткнул стилетом меж лопаток. Бедолага взвился ввысь, с перепугу кроя бранью сослуживцев, Стилла и весь остров Печали.
"Охрана так себе, как, впрочем, и всегда," - подумалось ему. - "Впрочем, если их хорошенько припугнуть, все тунеядцы становятся усердными сторожами."

-П-привет! Клыкач,
Чего ты сразу так завелся?
Я ведь порядочный палач.
И я не стану, тебя потрошить,
Коль будешь чутко слушать,
А после - верно мне служить.

Привееет! Слышишь ты?
Со Сликит долго мы тащились,
Чтоб Клуни принести дары.
Нет, то не клад, нет -
Хорьки-колдуны,
Что у Пятнистого в почете.
Великому они нужны,

Ведь нам нужны тоже козыри в рукавах,
Чтоб на врагов нагнать страаах...

Привет им с Темной Стороны! Я не чувствую вины,
В том что гружу работой простых часовых:
Вам забывать не стоит тоже задач простых своих!

При-вет им с Тем-ной Сторо-ныы-ыы! Пленным сторожа нуж-ныы-ыы!
Вот ты и будешь с Тощим, хорьков сторожить,
Иначе Клуни узнает, и вам тогда не жить! Не Жииить!

Прикааажете вы долго жииииить!...

Клыкач пару раз непонимающе моргнул: пожалуй, лишь Туффи и Стилл были в курсе нового способа общения лиса-заики. Тем не менее, посыл он тотчас уловил, свистнул еще пятерым корсарам, и вот уже семеро дюжих хищников окружили полусонных пленных.
-Будет сделано, шеф, - отчеканил он.

0

258

- Пожалуй, там ему будет лучше. Хоть кому излить про свой Сулчик...

Подойдя к ласке, она ухватилась за его задние лапы, вместе с Эльж приподняв его. Он обмяк, отчего был еще тяжелее, нести было еще труднее. Куница кивнула на выход и попятилась к нему. Выйдя из палатки, в которой уже догорал одинокий костерок, они попятились к лазарету, неся "раненного" общими силами.

Ночь окутала все своей черной пеленой, лишь одинокие факелы да свет луны давали возможность что-нибудь увидеть в темноте. Иво пребывала в таком состоянии, когда хочется спать, но вроде и не хочется. Такое у нее бывало, когда впереди что-то важное или неожиданное. Но белодушка не особо обратила внимание на эти мысли.

Доставив Беррамота в лазарет, они осторожно положили его среди некоторых пребывавших тут, которые мирно спали без задних лап. Как только куничка хотела развернуться и уйти, один из них пошевелился и невнятно забурчал, но тотчас успокоился и захрапел. Они вышли наружу. Иво только хотела повернуться к Эльж, чтобы пожелать ей спокойной ночи, как заметила что-то непонятное.

+1

259

Освободившись от ноши, лиса облегченно вздохнула:
-Готово. Ты права, им про Сулчик слушать интереснее будет.
"У зверя своих забот по горло, а она не отвернулась - помогла мне с этим обормо... Беррамотом то есть. Или как там его?" - рассуждала про себя Эльжбета. - "Если только ей понадобится какая-нибудь помощь, всенепременно помогу!"
Выйдя из душной палатки, пропахшей кровью и лекарствами, лиса начала было благодарить куницу, как вдруг послышалось глухое чваканье и всхлипы. Проследив за взглядом Иво, лис вздрогнула.
Стоя в тени палатки, они наблюдали, как внушительного роста куцая кошка добивала молотком скрючившегося на земле ласку. Не то, чтобы Эльж это сильно расстроило (ласка - помощник кока - ни ей, ни другим подопечным Клуни не нравился), но факт того, что Туффи позволяет кому-то просто так убивать своих же... Или не просто так?
Вот гиена начала рыть яму, вот пинком послала в нее помятую тушку ласки...
-Она его что, прямо вот здесь закопает? - одними губами промолвила знахарка, обращаясь ни то к Иво, ни то к своей внутренней Фурии.

0

260

-Ну вот и хорошо,-улыбнулась Сликит и хлопнула Стилла по плечу.-Теперь, когда мы отдали пленных в более-менее надёжные лапы, можно и отдохнуть после тяжёлого дня, не так ли?
Воительница дошла до своей палатки, уселась спальном месте, и, надев на голову подарок Туффитри, задумчиво сделал пару глотков чудесного напитка.Интересно, как отреагирует Клуни на произошедший без его ведома обмен?И поймёт ли, что верхушка дикарей гораздо ценнее обычных хорьков?
Вскоре от размышлений воительницу потянуло в сон-ещё бы!Такие деньки нечасто выдаются.Она даже смогла проникнуть в лагерь аборигенов!Не без помощи Стилла, конечно.

0

261

Ну вот, стоило Туффи едва склонить голову к протягивающей забавную деревяшку кошке и вновь распрямиться, так гиену сразу поразил неприятный вывод. Да, эта штука не для освежения дыхания. Мощные челюсти попробовали расположить неудобную и не особо вкусную деревяшку получше, но легкий треск заставил Туффитри переменить тактику. Сломает ещё, не надо так с ритуальными вещами, зверей это бесит.

Тем временем клятва уже шла полным ходом. Толстуха со стыдом и непониманием осознала, что прослушала половину странного напева и теперь тупо глядела на Руфусию, боясь и слово сказать. Может этот ритуал связан не с дружбой, но и убийством того ласки? Кто этих кошек знает.

И всё таки основную часть слов Туффи услышала. Вроде. Но вот когда Руффи уже молча протянула свои волосы, гиена застыла на полминуты. Что делать-то?! Взять волосы? А не правильнее взять меч Руффи и отрезать часть своих волос - как бы наоборот? Туффи погладила свои лохмы - не хочется с ними расставаться! - а заодно и деревяшку отвязала. Можно же? Ну, вроде как можно, Руфусию это не обеспокоило.

Так, дальше вроде кошка говорила меняемся местами. Гиена взяла деревяшку и вложила в рот кошки. Утрамбовала пальцем поглубже, чтобы не выскочил - трясущимся от легкого беспокойства и усталости лапищам доверить тонкие тесемки было нельзя, и так много времени потеряно. Кошка всё ещё протягивала волосы. Ага, значит, это её дар для ритуала - значит, Туффи взяла его, чуть похохатывая от беспокойства... И от первых успехов на этом ритуальном поприще.

А дальше, вроде как, были слова. И это самое сложное.

- Тёмные Враты, э-э-э... - слова как будто разбежались в глупой пятнистой голове, но: "Ради дружба, Туффи вспоминай!!!". - Тёмные Враты не ложь, Тёмные Враты не дурак, Тёмные Враты, ага-ага...

Тёмные лапищи мяли рыжие волосы. Если Руфусия пошла на такой шаг вперед к их отношениям, то почему же Туффи не может победить свою глупость? Ей захотелось ударить себя по голове, но вместо этоо она уперлась желтоглазым взглядом в Руфусию и уверенно продолжила:

- Темные Враты видят обман всё-всё, видят лгун всё-всё за миля, - Туффи засопела, словно в бою, оскалилась для уверенности. Её голос чуть ли не перешел на крик. - Темные Враты, слушай клятва, делай крепко дружба - быть сильный вера у mbili зверь!

Гиена оглянулась на секундочку. Не стоит будить зверей. Шуметь нехорошо. Она продолжила уже чуть потише:

- Клятва. Быть нет имя рожден, быть Туффитри после. Защити всегда Руфусия. Руфусия голодай - Туффи голодай тоже. Руфусия ешь - Туффи ешь вместе. Руффи плачет - Туффитри плачет. Руфусия смех - и Туффи смех, хе-хе...

Со всей этой серьёзностью озорной толстушке хотелось посмеяться. Ведь она сейчас, по сути, просто выполняет какие-то странные действия, играет в игру этой кошки, и только то. С этими мыслями беспокойство будто совсем спало, но Туффи не позволила себе расслабиться.

- ...Туффи расскажи тайны все-все Руффи и быть верной подружка. Кара Туффи, Туффи обижай Руффи.

Последнее предложение вышло несколько забавным, так что гиена не сдержалась и усмехнулась. Но всё же она продолжила следить за реакцией Руфусии. Что она скажет на её часть ритуала?

0

262

— Хмпфм-м-м-мпф, Тмпфм-м-м-м-мпфм-м... — у Руфусии,   которая устало побрела к гиене,    время от времени слипались глаза,   и-за чего она невольно спотыкалась чуть ли не на каждом шагу.
Кошка вернула обратно Туффитри её саблевидный нож,   на котором остались следы от разрезанных волос.
Ритуал совершился,   был выполнен по всем канонам,    хоть гиена и провела его на свой забавный лад.
Но такая незначительная мелочь,    как порядок фраз и правильность произношения,   в нынешней ситуации абсолютно не волновали Руфусию.
Волновало её совсем иное:   чувство,   вулканом закипающее в самых застенках сердца. 
Это была вовсе не усталость,    которая заменяла все кости в лапах на пух.
Это был вовсе не голод,   от которого в желудке стучал военный барабан,    а с губ стекался водопад,   нет.
Это было необъяснимое чувство,    из-за которого Руфусия чувствовала себя маленьким котёнком,    что столкнулся с чересчур сложной загадкой.
Кошка закрепила на своём затылке деревяшку,    а затем кое-как вынула её,    чтобы опустить до груди.
— Вот и всё,  — Руфусия постаралась улыбнуться Туффитри,    но её улыбка больше походила на болезненный оскал раненного зверя.  — Мы теперь соратницы.       
Лагерь пиратов.
Пристанище морских бродяг,    против которых кошка всегда привыкла сражаться.
Место,   где дочь наконец-то смогла её принять.
Место,   где клятвопреступник Живодёр заслужил справедливое наказание.                                 
Место,   где томились соплеменники Кокоса и Стальнолапки.                           
Место,    где зарождалась дружба.
Загадочная странная дружба...
Со зверем,   который на стороне пиратов,     который всецело их поддерживает,     который будет их защищать.
Со зверем,  который лишь недавно помог Руфусии. 
Со зверем,  который прикрыл.
Со зверем,  который не сдал,    хотя мог.
Со зверем,  который запросто мог убить ещё тогда,    но не сделал этого. 
Со зверем,  который теперь был...
— Соратницей,  — закончила кошка свою мысль вслух,    взяв Туффитри за лапу.  — Соратница...   — повторила Руфусия,     зажмурив глаза.     
— Как забавно,   ты теперь моя подружка.   — горько усмехнулась Руфусия.     — Вдумайся только:   я дружу теперь с Огонь-Богиней,    которая пленила  сородичей моего друга,  а я пообещала их освободить...
Последние слова кошка Руфусия произнесла сквозь сон,    прислонившись к широкому телу гиены.           
Желудок прорывался сквозь преграду дремоты,    напоминая о голоде утробным бурчанием.
—  Извини...  — пробормотала кошка,   кое-как продрав глаза.   — Вокруг столько дерьма творится,     что я чувствую себя малость придавленной,  хе-хе-хе-хе.
По правде говоря,    больше всего Руфусии сейчас хотелось обожраться до немыслимых пределов,    или же напиться.     
Или всё вместе,   неважно в какой очерёдности.         
Хотя,   пожалуй,   всё-таки напиться.                         
А там видно будет,    как быть и что делать дальше...

Отредактировано Руфусия де Сантьяго (31 октября, 2016г. 12:00)

0

263

Вот и всё? Ритуал закончился? Туффи обрадовалась не столько его финалу, сколько тому, что её глупая голова ничего не испортила. Бодрым движением вогнав нож в повязку, она тут же приняла объятия Руфусии и её усталую речь. Конечно, друзьями, настоящими друзьями, за один вечер, пусть даже и сдобренный ритуалом, не стать, но это не означает, что шагов к этому делать не надо. Ведь так?

После слов о «придавленной» толстушка забеспокоилась – не отдавила ли она случайно кошке лапу, но попрыгав на месте, гиена оставила от беспокойства лишь тихий утробный хохот.

- Руффи устал. Пошли отдых, ага?

И схватив Руфусию за лапу, абордажница потянула её за собой в палатку-кухню. Дело сделано, можно расслабляться. Вот Луиза и Робби знают в этом толк – Туффи не могла не слышать их песенок и задорных речей! Правда, она какие-то вялые, пить надо меньше… Ну ничего, де Сантьяго они не помешают.

Усадив Руффи с этой компашкой, она протянула большой кошке тарелочку со змеиным стейком. Сама же она, чуть не сшибив шест шатра башкой, наколола кусок жареного мяса прямо на нож и… По запаху нашла початую бутылочку вина и протянула всё той же гостье пиратского лагеря. С такими длинными лапами легко обращаться в палатке, всё под рукой!

- Давай ешь, пож… пож-жолйста, - это было самое вежливое пожелание приятного аппетита, на которое была способна дикарка, если говорить об общезверином языке, конечно.

Саму же Туффи упрашивать было не надо. С мясом она быстро справляется. Кусок, другой, третий, иногда с костями – еда быстро улетучивалась в её пасти. И всё же она не переставала следить – всё ли нравится её новой соратнице. И всё же гиену подмывал один вопрос:

- Плащ Руффи. Сделан зверь из какой?

Отредактировано Туффитри (7 ноября, 2016г. 15:32)

0

264

У змеи, зарубленной Туффитри каких-то пару часов назад, был восхитительный вкус, что в сочетании с чудесным ароматом вина напомнило Руфусии ту замечательную гостиницу в Шпротии, где они с Линасом оставались на ночлег.
Будучи слишком проголодавшейся, кошка запихивала в свой рот чересчур внушительные куски змеиного мяса, запивала большими глотками изысканного напитка, несколько раз давилась, чавкала и мычала — в общем, получала истинное удовольствие от кулинарного мастерства соратницы.
Впрочем, Руфусия не забывала время от времени поглядывать на дочь, которая сладко посапывала, надвинув платок едва ли не по самые глаза, на незнакомого ласку, явно смущённого чем-то, и на гиену, которая тоже наслаждалась вкусной едой.
Бутылка с вином через некоторое время опустела, а её содержимое быстрым потоком влилось в мозг кошки, из-за чего та полностью расслабилась.
Этот момент абсолютного покоя, когда Руфусии думалось исключительно о приятных вещей, каким-то странным образом столкнулся с моментом, когда Туффитри захотелось спросить о её плаще.
— Х-хороший вопрос — ик! — ласка видать тоже решил вмешаться. — Почему вы носите на своей шее кляп?
Но сейчас Туффитри не суждено было получить ответ на свой вопрос, как и любопытному ласке, ведь кошка, насытив желудок, погрузилась в заслуженный сон.
Родная мать и дочь вовсю дремали, прижавшись друг к другу, как настоящая семья.
... — Ну как всегда, — вздохнул Робби. — Как только я задаю важный вопрос зверю, так он или шлёт меня куда подальше, или дрыхнет.

Отредактировано Руфусия де Сантьяго (4 ноября, 2016г. 11:52)

0

265

Иво, не сводя глаз с непонятной и странной сценки, хотела было подойти поближе, но чувствовала: не стоит мешать им, гиене и незнакомой кошке. Они, похоже, проводили какой-то ритуал. Как же объяснить эти странные жесты, действия и фразы?

- Может, пойдем уже подальше? Не нравится мне это, ох, как не нравится... - куница наконец пошевелилась, словно выходя из оцепенения после увиденного.

Она слегка скривила рот, демонстрируя свое отношение к этой ситуации. Этот ласка никогда ей не нравился, похоже, как и всем остальным пиратам, но какого горностая Туффитри, одна из воинственных пиратов, помогает незнакомой кошке в убийстве своего? Это было похоже на своего рода месть - но какую странную месть!

Белодушка себя тут же одернула: чем меньше потенциальных счастливчиков среди пиратов, которые могли бы узнать беглую знать, за голову которой назначена крупная награда, тем лучше. Сейчас лучше спасать свою шкуру.

Вот гиена и кошка закончили со своими делишками и пошли чуть ли не в сторону притаившихся куницы и лисы. Иво нырнула в лазарет, увлекая за собой знахарку и притаилась.

- Как думаешь, может, рассказать об этом Клуни Хлысту или же промолчать? Не думаю, что они нас видели... - прищурила глаза куничка, когда топот утих и силуэта исчезли вдале.

+1

266

Гиена только вздохнула, но не обиделась. Из неспящих в палатке остался только Роб и Туффи. Она взглянула на сетующего ласку, положила в рот ещё один кусок мяса, проглотила, не жуя. Да, интересный денек выдался. Дерево срубили, с лисами подружились, хорьков домой доставили, одного врага покарали. Ну а ещё сделали много для этой кошки, да. Смотря на спокойную сцену матери и дочери, Туффитри убедилась в том, что сделала правильный выбор. Нет угрозы ребёнку.

Если бы она тогда осталась в пещере.

Туффи утёрла слезу ладонью. Надо поискать ночлег для парочки кошек. И для себя. И для Робби - вместе теплее!!! Уже улыбаясь новой идее для шалашика, гиена начала действовать. Из парусины, травы, листьев и пары шестов соорудилась сносная треугольная палатка действительно суровых размеров - Туффи не хотелось, чтобы она заворочалась и сшибла свои труды во сне. Потом она помылась водичкой из бочки, вытерлась насухо и подумала: "Что делай с волос Руффи?!" Да, рыжая шевелюра всё ещё была заткнута за плетёный пояс. Такая же рыжая трубка из меди была заткнута за нагрудную повязку за спиной, и она тоже была непонятного назначения. Хм. Ну, хорёк, протягивавший её Туффи смотрелся решительно... И всё же толстуха махнула лапой. Завтра разберется, эта штукенция ей не мешает.

Вернувшись на кухню - и занеся внутрь остатки сырого мяса змеи в коже, Туффи мягко подхватила двоих спящих кошек на плечи и сшибла кухоннную палатку, резко распрямившись. Посетовав на свою неуклюжесть и тесноту шатра маленьких зверюшек, гиена таки умудрилась схватить поперечный шест зубами и поставить всю конструкцию нормально.

А потом она обратилась к Робедкрауну:

- Робби хочет - идти с Туффи баю-бай. Туффи делай шатёр большой, шатёр тёплый - Робби быть место, да-да!

И уж не зная, пойдёт ли ласка или нет, толстушка аккуратно понесла двух кошек к месту ночлега. Вскоре они уже мирно сопели на общей подстилке, в тепле и ласке большого тела и большой души. И большой дурости.

0

267

— Лучше посижу здесь, подумаю о смысле жизни, — благодарит ласка Туффитри за радушное приглашение.
Впрочем, размышления о высшей жизненной ценности занимают от силы несколько минут после ухода гиены вместе с двумя кошками.
Допив остатка вина, доев змеиное мяса, Робби принимается храпеть в своей дремоте.
Храп ласки постепенно заполняет всю кухню.
Но даже во сне ласка напевает мелодию о Стилле.
Уж больно по душе ему моднявый костюмчик лиса.

0

268

Логан сидел на траве и своим любимым кинжалом вырезал из найденного им в лагере куска дерева деревянную фигурку своего нового формального вожака. Черный лис всегда с иронией и пренебрежением относился к крысам, считая их слабыми и умом не блистающими зверями. Однако, встреча с Клуни Хлыстом сломала для него этот стереотип. Он действительно был таким, как о нем говорили. Грозный, вызывающий страх и уважение. Настоящий лидер, как и сам Логан. Клуни нравился ему, даже очень сильно нравился.  Черт возьми, если бы не его собственные амбиции и интересы, Логан бы сам преклонил колени перед крысиным капитаном, беспрекословно подчиняясь его приказам, как другие члены экипажа "Плети морей". Такого противника будет очень нелегко свергнуть, если придется. Это не горе-капитан Гектор, которому в пору командовать дождевыми червями, а не головорезами. Сейчас Логану нужно было быть паинькой, выполняя приказы крысиного главнокомандующего и зарабатывать себе авторитет среди пиратов. Нужно ждать, когда Клуни совершит ошибку в противостоянии с аборигенами, методы которых Логану очень импонировали. Тогда можно будет думать о свершении переворота.

Сейчас надо сконцентрироваться на другом. Логану нужно было узнать, выжили ли другие Потрошители и попали ли они на остров. Их присутствие в лагере заметно облегчит ему жизнь и ускорит процесс выполнения цели, ради которой он прибыл сюда. К тому же, на корабле находилась одна из его многочисленных жен и ее судьба беспокоила черного лиса. Бригетта - лисица по-настоящему необычная, как и он сам. Белая шерсть с серыми вкраплениями и почти что прозрачные глаза. Опасная как змея и холодная как лёд. Одна из лучших убийц в банде, полной воинственных садистов. Несмотря на различия в характере и темпераменте, Логан начинал по ней тосковать. Такая, в прочем, выживет чуть ли не везде.

Деревянная фигурка Клуни Хлыста была уже почти полностью готова. Логан посмотрел на морду небольшой статуэтки и ухмыльнулся.
- Нас ждут хорошие, смешные времена, хвостатый. - тихо сказал он про себя.

Отредактировано Логан (13 ноября, 2016г. 11:06)

0

269

Эльж нервно облизнулась, косясь в ту сторону, где  гиена и кошка закопали помощника кока.
-П-пожалуй... пожалуй, ты права. Не хватало только, чтобы так в одночасье и рулевого похоронили.
Куница и лиса вновь вышли из палатки, направивгись к черному латанному шатру в центре лагеря. Часовые (двое лучших часовых, что теперь неотступно следили за входом) преградили им дорогу.
-Мы к Великому, - объяснила Эльж. - По срочному делу.

0

270

Логан отложил фигурку в сторону. Его внимание привлекли к себе голоса, доносящиеся со стороны шатра крысиного вожака. Это был голос молоденькой лисицы из Племени Юска, которую звали Эльж.

"У нее и куницы похоже есть какое-то дело к Хлысту" - подумал он. - "Не плохо было бы поучаствовать в том, чем они занимаются. Возможно, это шанс показать себя и заслужить доверие. К тому же, надо бы узнать настроения не являющихся крысами лизоблюдов Клуни".

С этими мыслями он поднялся на задние лапы, и уверенно зашагал в сторону шатра.

Отредактировано Логан (13 ноября, 2016г. 17:33)

0


Вы здесь » Остров Сокровищ » Квестовые эпизоды » Обустройство лагеря


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC