Остров Сокровищ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Остров Сокровищ » Квестовые эпизоды » Скалы и рифы


Скалы и рифы

Сообщений 61 страница 89 из 89

61

Рыбина не ответила. Вместо этого она направилась к берегу стремительными зигзагами, рассекая волны бирюзовым серпантином. Сима не могла видеть морды Сельдяного Короля, но спустя четверть часа, когда он наконец подал голос, поняла, что исполин как никогда исполнен негодованием и обидой.
-Помнится, когда король в последний раз виделся с мышой, то выразил надежду встретиться при менее неприятных обстоятельствах, вроде ловли его рыбы.
Достигнув берега, монстр изогнул спину в изящную дугу, позволив мышке скатиться на заросший водорослями валун.
-Однако… нет, это возмутительно просто… Теперь король должен, видите ли, нестись сломя голову, словно чумачечая треска, в Акулий Капкан за мышой уже потому что его поймали! Это… право, слов нет, как это подло!
С выражением оскорбленного достоинства он уставился на Симу. Под правым глазом виднелся тонкий порез, уже прекративший кровоточить. Вертикальная щель рта перекостлась от гнева.
-Выгода, спрашиваете? Нету здесь выгоды никакой! Грязный шантаж, и только!

0

62

Рыбина не ответила. Вместо этого она направилась к берегу стремительными зигзагами, рассекая волны бирюзовым серпантином. Сима не могла видеть морды Сельдяного Короля, но спустя четверть часа, когда он наконец подал голос, поняла, что исполин как никогда исполнен негодованием и обидой.
-Помнится, когда король в последний раз виделся с мышой, то выразил надежду встретиться при менее неприятных обстоятельствах, вроде ловли его рыбы.
Достигнув берега, монстр изогнул спину в изящную дугу, позволив мышке скатиться на заросший водорослями валун.
-Однако… нет, это возмутительно просто… Теперь король должен, видите ли, нестись сломя голову, словно чумачечая треска, в Акулий Капкан за мышой уже потому что его поймали! Это… право, слов нет, как это подло!
С выражением оскорбленного достоинства он уставился на Симу. Под правым глазом виднелся тонкий порез, уже прекративший кровоточить. Вертикальная щель рта перекостлась от гнева.
-Выгода, спрашиваете? Нету здесь выгоды никакой! Грязный шантаж, и только!

0

63

- Шантаж? Простите великодушно, но я лично никого не шантажировала, - произнесла Сима. Мышка была весьма поражена этим заявлением. Вернее тем, что она была близка к истине. Более того, теперь она узнаёт, что в озере его величества можно рыбачить. Это значительно облегчает прокорм ястребов.
"Нужно будет обязательно найти Кванзи. А после начать исследовать остров. Может быть, Хосю ещё жив."
- И всё же я Вам весьма благодарна.... И, позвольте узнать, кто Вас шантажировал? И чем грозил или грозила в случае невыполнения.

0

64

-Мыша, быть может, и не шантажировала никого, а вот Фальшивый Хорек очень даже шантажировал. Полюбуйся!
Громадная морда приблизилась почти вплотную, заставив Симу инстинктивно попятиться. Но теперь порез стал виден лучше. Патч Клостер наверняка нанес удар отравленным ястребиным когтем
-Король решил было отправить его к барсучихе и ее матери, когда он притащился в мою лагуну, но он — вот же наглая морда! — полоснул короля когтем, явно чем-то смазанным и сказал, что тот большой и умрет только через час, но если даст честное королевское слово, что спасет и доставит симахасиму с Акульего Капкана сюда, на берег, то получит противоядие. А то стал бы король носиться с мышой, нет ну вы подумайте, какая низость…

0

65

Мышка сохранила удивление при себе. Уже во второй раз квази-хорёк проявляет заботу и дальновидность. Если всё так, как сказал Сельдяной Король (а это было, скорее всего, так), значит она зачем-то ему нужна.
"Всё не так просто... Но зачем Клостеру ксианшенгу меня спасать? Если он так поступает и при этом уничтожает тех, кто ему либо противен, либо не нужен, значит ему нужны сведения... Но какие у меня есть сведения? Сведения есть, но есть ли нужные? Значит есть."
- Признаю, неловко получилось... Позвольте осмотреть Вашу рану, Ваше Величество. Может мне удастся сделать хоть что-нибудь. Сомневаюсь, что... Фальшивый Хорек отплатит благодарностью.
Рана глубокая, ближе к жабрам. Сима начала принюхиваться. Если убрать общий рыбий запах и запах крови, то остаётся слегка прелый запах. Скорее всего запах последствий яда. Часть его, конечно же, смылось морской водой, да и рана постепенно затягивается. Но другая часть всё же осталась в теле рыбы, а это уже затруднительно. Придётся высасывать яд - самый простой способ извлечения яда, когда нет противоядия.
- Я постараюсь большую часть яда убрать. Его нужно высосать из раны. Другого способа у меня нет... А умолять квази-хорька нет времени. Вы согласны на это, Ваше Величество?

0

66

Король отшатнулся, выпучив и без того огромные, похожие на желтые блюдца глаза:
-Чтобы мыша, воровавшая рыбу - и короля лобызать?! Ну уж нет, на сегодня с короля достаточно, гм, близкого общения с млекопитающими!
На всякий случай чудовище отплыло еще на пару футов.
-Заплатчатый нахал дал королю пять ампул какой-то гадости под честное королевское слово. Знал, что тот не нарушит слово, вот и дал. Сказал, что спас ему жизнь, но... знаешь, мыша, как это называется? Знаешь? Это...

0

67

-... форменное безобразие, моральное разложение и гнуснейшее нравственное преступление? - послышался знакомый чуть надтреснутый тенор. - Здравствуйте, леди Сима.
Квази-хорь стоял, привалившись к валуну, похожему на гигантское надгробие и, как всегда, широко улыбался. Вид у него был слегка помятый, но выглядел он как и утром - любопытство, прикрытое небрежной отчужденностью.

0

68

- Как скажите, Ваше Величество. Я лишь предложила свою помощь. Даже не зная о всех тонкостях Вашего с хорьком разговора, - ответила Сима, разводя лапами.
"Весьма похоже на него. К тому же, раз его вылечили, значит моя помощь ненужна"
Она встала с колен, отряхнулась. Начала выжимать из кимоно морскую воду и снимать водоросли. Затем она услышала голос квази-хорька. Весьма неожиданно. Чрезвычайно неожиданно.
- Приветствую, Клостер ксианшенг, - произнесла она, отвесив приветственный поклон, - Не ожидала Вас здесь увидеть.
Мышка оставила Сельдяного Короля, вежливо попрощавшись с ним. Затем она начала ощупывать пояс. Свитки на месте. Туба не раскрылась. Мешочек с украшениями тоже здесь. Флакон с панацеей - тоже. Вздохнув с облегчением, она направилась в сторону Патча. Спокойно, не спеша, немного прихрамывая. Подвёрнутая нога немного онемела за долгое время нахождения в холодной воде.
"Не понимаю только, зачем Вам всё это... Особенно теперь, когда моя задача на сегодня выполнена."

0

69

Мышеедоед вежливо поклонился.
-Зная характер Находчика Лэйка, я не мог просто так отпустить вас с ним. В молодости он имел уже серьезные проблемы с восточными торговцами, по крайней мере, так мне говорили... Вы позволите?
Патч помог мышке подняться по крутому каменистому склону, и вот они уже стояли под темным сводом из древесных крон, увитых цепкой паутиной лиан. Как по команде, зазвенел хор цикад, и от их пронзительного стрекота по спине бегали мурашки.
Мышеедоед смотрел куда-то на восток. Закатное солнце окатило плечи и затылок багрянцем.
-Вы нашли своего супруга, миледи?

0

70

- Нет... - ответила Сима, слегка погрустнев в лице, - Но я нашла часть его дневника и фамильные украшения.
Она достала тубу.  Эта туба, пока что, единственная нить к мужу. Даже Возможно, некоторое время, он ещё был на развалинах... Во всяком случае, их нужно перечитать. Но не здесь.
Мышка убрала дневник поближе к груди.
- Теперь, когда всё сделано, осталось только вернуться домой... Ведь так?

0

71

-Вы правы, - кивнул квази-хорь. - Очень жаль, что ваши поиски не увенчались, мм, прямо-таки полным успехом, но я рад, что риск соседства с каланом-убийцей оправдал себя.
"Скажи ей, кто он!" - мелькнуло на подкорке. - "Пусть лучше услышит от тебя..."
Великие Сезоны, какая блажь. Почти привычным усилием он отогнал мысль и двинулся вслед за Симой.
Зелень листвы наливалась алыми отблесками заката. Цикады смолкли так же внезапно, как и запели, а воздух наполнился пронзительной тишиной. С последними лучами солнца погасла и богатая палитра тропического леса. В сумерках глаза Патча Клостера казались почти черными.
-До Остова отсюда далеко. Пожалуй, мы можем сделать привал у реки, а утром я помогу вам незаметно попасть в горы незамеченной, - предупреждая вопрос Симы, он добавил: - Овсянки принесли неприятную весть. У самой барсучьей хижины стоит лагерь пиратов.

Отредактировано Патч Клостер (14 февраля, 2017г. 15:31)

0

72

- Это прискорбно. Но всё-таки соглашусь на привал, - произнесла мышка, опираясь на корень, - Тем более, что сейчас я не особо способна идти.
Она уселась на землю, подбирая задние лапы под себя. Было бы лучше оказаться на деревьях: здесь полным полно различного рода насекомых и зверей, способных причинить вред. Но она слишком устала, а нога только начало отходить от онемения.
Сима достала мешочек с украшениями. Постепенно доставая и разглядывая каждый узор и камень на них, она наткнулась на медальон. Единственное, что мама не хотела отдавать дочери в качестве приданого.

- Я не против... Но с этим украшением у меня только плохие ассоциации, - сухо произнесла Хайши, укладывая шёлковые кимоно в сундук.
- Почему?
Мама вздыхает. В этом вздохнула слышится страдание и предостережение.
- Оно досталось от моих родителей. Точнее от матери... Мои прародители небыли самыми здравомыслящими зверями.
Крыса уселась на кушетку.
- В те времена, когда я жила с родными и не было смелости уйти, меня учили... Учили, что других зверей нужно ненавидеть и истреблять при возможности. Что они лишь мешают развитию меньших рас.
- Но тебе это не нравилось, так?
Мама молчит.
- Мне не нравилось (и не нравиться до сих пор), что есть понятия высшая и низшая раса. Нельзя ограничивать расу по одному из его представителей. У всего две стороны.
Сима рассматривает медальон. Красные капли вокруг чёрного опала. На оборотной же стороне было выгравированы надписи на шпротском:

Redzi klusumā nakts, dziedot putni
Dzirdēt skaidru dienu domas citu
Mūžība nav. Tikai tumsa un klusums

- Эти письмена...
- Слова успокоения, Сима. Но они звучат не менее жутко, чем ритуальные песнопения перед жертвоприношениями.

Независимо от себя, мышка читала эти строки вслух. Её шопот казался немного напряжённый, но в них были нотки спокойствия, в котором так нуждалась сейчас она.

Отредактировано Сима Хасима (14 февраля, 2017г. 18:03)

0

73

"... Нет вечности. Лишь тьма и безмолвие," - беззвучно вторил ей Патч, не отдавая себе в этом отчета. Звезды на небе загорались в унисон с осколками его воспоминаний.

Хорька Якова, воспитавшего мышонка, мог бы устроить такой расклад. Его вера не позволяла даже мысли об инкарнации. В этом он походил на дамбовских крыс.
-Чувство собственного превосходства, равноправное воздаяние и понимание жизни как... как отрезка, - и с этими словами хорек чертит на земле отрезок. - Из ничего рождается нечто, но однажды это нечто обрывается в ничто. Все очень просто. И жизнь от этого особо сладка и приятна - она ведь всего раз живется.
Звереныш не видит в такой жизни ничего сладкого или приятного и тотчас делится со своим наставником этой мыслью. Жизнь не может пройти лишь единожды, ведь ее составляют мириады циклов! И души никуда не деваются: питомец хорька рассказывает ему о своих снах, в которых он защищает Глинобитную Обитель стоя по колено в крови и глядя на врагов через прорези совиной маски...
-Тебе почти десять. В таком возрасте пора бы уже критичнее относиться к сновидениям, - с легким укором заметил Яков. - Бессмертие есть, но только лишь в наших деяниях. Совершая подвиги, защищая слабых и карая подлых, ты создаешь память о себе. А от того, насколько крепка эта память, зависит и то, сколько продлится твой собственный век.
-А как понять, какой поступок сделает меня бессмертным, учитель?
-Ммм, не могу сказать... Это сложный вопрос. Достойный настоящего бивериста.

И хорек непроизвольно коснулся листа-медальона у себя на шее.

Патч проснулся столь же внезапно, как и заснул.
Уже светало...

0

74

Мышку клонило в сон. Она постепенно начала терять очертания гор, деревьев. Солнце уже село, когда она свернулась калачиком и прижала к себе своё сокровище. Но не могла уснуть. Мысли о том, что она не нашла тело супруга, а у Сийе Упа оказался браслет не даёт ей покоя. Что же всё-таки случилось?
...
Прохладные лучи солнца коснулись мордочки мышки. Она была уставшей. Многое нужно было обдумать. Например, почему кому-то выгодно ей помогать. Помощь, которая не имеет для зверя никакого смысла. Потому что зверь может или всё-таки есть цель? Но если есть цель, то какая она? Благая ли, направленна ли цель на жизнь или на смерть? На жизнь или смерть кого?... Почему вообще звери помогают друг другу - ведь чем больше посвящённых в дело, тем сложнее это дело контролировать... Или нет?
- Вам не казалось странным, почему кто-то кому-то помогает? И в чём смысл взаимовыручки в делах, которые не выгодны помогающему? Или в этом есть какой-нибудь компромисс, - тихо обратилась Сима к Патчу, сама не понимая, зачем она его об этом спрашивает. Возможно, она так узнает, зачем он вообще с ней взаимодействует.

Отредактировано Сима Хасима (15 февраля, 2017г. 21:30)

0

75

Квази-хорь задумался. Что ему следовало ответить?
"Потому что вы похожи на одну очень знатную и очень добрую мышь, которую я подвел. Не внешне, но по духу - сочувствием, милосердием, неиссякаемым терпением и желанием защитить близкого зверя. Наверное, помогая вам, я пытаюсь искупить свою вину перед ней... Впрочем, что же это я... Вам самой нужен защитник! Кто, как не я избавит вас от опасного соседства взбалмошных пиратов или кровожадных туземцев? Из чистого альтруизма, ей-Сезонам, прямо как... Как барсучиха Кванзи, которую я отправил к Адовым Вратам. И с которой вы вовсе не нуждались бы во мне... Что же это такое..."
Правду он не решался сказать даже самому себе, а уж мышке и подавно. Дряблые уголки рта чуть опустились, перманентная улыбка увяла. В глазах на долю секунды мелькнула тень отчаяния.
-Если вы намерены покинуть остров, а я уверен, что вы таки намерены это сделать, - осторожно начал он, - То я... То я хотел бы составить вам компанию. Видят Сезоны, я восемь сезонов живу здесь отнюдь не по своей воле.

0

76

Мышка кивнула. Вопрос был сложный (по крайней мере для мышки). Однако всплывают другие, не легче предыдущего. Они затрагивают более личную тему существа, каким жестоким и безумным он не был.
- У Вас не было возможности покинуть остров в течении восьми сезонов. Почему тогда я смогу это сделать? У меня куда меньше опыта и ресурсов, чем у Вас, Клостер ксианшенг. А это значит, что шансы на возвращение домой уменьшаются... Или нет?
Последнюю фразу она произнесла уже себе под нос. Понимая, что слишком углубляется в сознание Патча, она решила остановиться. Скорее всего ему это не приятно. Как и любому зверю с личными проблемами и предпочтениями.

0

77

-Вы готовы признать, что у вас нету опыта или ресурсов, - заметил Мышеедоед. - А это уже неплохой стимул к преодолению препятствий. Я же... я же счел долгое выживание в тропиках вызовом, который не смог проигнорировать. Как итог - сносный дом, уважение со стороны опасных соседей и полнейший достаток. Но решимости для того, чтобы сорваться с места, у меня нет. Наверное, потому что я не достаточно боюсь смерти в чужом мирке.
Без широкой улыбки кожаная маска делала лицо Патча еще старше. Однако глаза теперь казались почти нормального цвета - карие, как у какого-нибудь обычного хорька.
Или мыши.
-В одиночку преодолеть море чрезвычайно сложно, а вдвоем это вполне осуществимо. Тем более, если у одного достаточно куража и решимости, а у второго - опыта и ресурсов. Что скажете, миледи?

0

78

Постепенно Патч и Сима перемещаются в тему Горное озеро, из которого берет свое начало река Атлауа.

0

79

Днивник Лучика

"День 1. Утро.
Мы тут. Мне скозали пиши днивник-журнал когда карабль приплывет. Начинай сказали.
Кроты скозали пиши важное. Мы приплыли. Важно я думаю.
Еще думаю важно мысли. Лига думаит я хороший умный. Значит писать буду. Иногда.
Тут ясно и ветер не много. Я рад. Море первый раз ухоживою плаваю. Тут кочает но хорошо.

Все. Еще нопишу потом."

* * *

Волны мерно бились о борт маленького корабля или большой лодки. Так сразу и не скажешь - посмотришь на нос, на парочку суетящихся мангустов-матросов, так подумаешь о корабле, а кинешь взгляд на крупную пятнистую тушу, сидящую на шканцах, как на скамейке, так лодочка самая подлинная явится. Лучику не понравилось бы, назови его кто "тушей", но сейчас он был слишком занят.

Грубые и стойкие лапы закончили выводить первую гордую запись в книжечке в латунном футляре и пролистали плотную бумагу назад, к куда более опрятному почерку. Темно-синие глаза следили за строчками той скудной - по меркам разведки Латунной Лиги, конечно - информации об острове, до которого оставалось всего треть мили.

Лучик соскочил с кватердека на палубу, стоило чему-то надавить на его лапу.

- Да что с дверь... А, ох, Лучик, ты сиди, сиди, - тон поднявшегося из трюма фенека с раздраженного стал спокойнее, стоило рыжей всей в шрамах башке вопросительно наклониться. - Ну, быстро добрались. Как ты, всё с собой? Журнал?

Лучик кивнул и демонстративно защелкнул футляр, поместив его за пазуху. После он поправил перевязь и пояс со склянками да мешочками. Ещё раз кивнул, тряхнув небольшим вещмешком с провизией на первое время. На второе и не нужно - выживший и в саванне, и в пустыне и даже в мертвых землях найдет, чем прокормиться в джунглях.

- А маяк? Маяк с тобой? - вопросил фенек дважды, в первый раз перебитый каким-то не в меру голосистым матросом.

Гиена молча хлопнул по незаметному сперва карману под поножами и закатил глаза. Неужели Лига попросила этого наемного извозчика напомнить о важном для задания предмете? Он ведь не глупый, он ведь знает... Капитан судна, тем временем, неуверенно кивнул и, словно сторонясь пятнистого громилы - явственно, как понимал Лучик, боясь - подошел к фальшборту. Он простер свою лапу к светлому горизонту и пятну острова, маячившему прямо по курсу.

- Остров Печали... Уж не знаю, чем Лига там заинтересовалась, но дело это не мое. Мы сбросим тебя на те-е-ех скалах - веришь-нет, но именно там меньше всего кораблей гибнет. Ну ладно, привираю, они там словно шашлик нанизываются! А скажешь, почему я туда рискую ходить? А всё потому что дядя Бахлуп знает, где ласточку свою вести.

Лучик продолжил на него задумчиво смотреть, слушая интересного зверя - Бахлупа, капитана настоящего судна, да ещё фенека, представителя вида редкостных торгашей, семейных зверей и вообще... Но тот принял молчание пятнистой гиены как угрозу и потихоньку сник, вперившись в открытое море и, вполне возможно, подсчитывая в уме гонорар Лиги за такую простую поездку.

Почесав шрам на горле - один из многих и многих - оперативник вразвалочку подошел к другому, левому борту, достал трубу и оглядел приближающуюся землю, оговоренные скалы. Интересный там утес, словно копьё...

* * *

Легкая шлюпка словно подпрыгнула над водой, стоило тяжелому зверю ступить из неё на маленький песчаный пятачок среди камней. Двое гребцов сразу сели на весла, что-то буркнув про "дикарей возим теперь, Бахлуп тронулся совсем" напоследок. Лучик постоял немного, наблюдая, как корабль разворачивается и под полным треугольным парусом уходит на запад. Красиво.

Повернувшись мордой к острову, авантюрист-грабитель-курьер решил пройтись вдоль берега. В скалы нет смысла идти, если шею себе свернуть не хочется. По скользким и не очень камням ступали его босые мозолистые лапы, кое-где здоровяк останавливался, подбирая камешек или ракушку, но всецело гиена двигался к югу. Судя по примерной карте местности, так можно выйти к южной реке-потоку и найти путь в джунгли...

Хрип? Где?! Лучик навострил уши, пытаясь различить ещё один такой звук среди криков чаек и мерных волн; Он попытался принюхаться сквозь вонь гниющих с прилива водорослей. Что-то живое, судя по хрипу, а по запаху походило на мокрого пса. Невидимые тропы еле уловимого, но с каждым шагом всё более явственного запаха вели пятнистую гиену к новой цели. Да, он снял щит и приготовил короткое копье, блеснувшее бронзой.

Однако со следующим поворотом за валун он увидел лишь выброшенного суровым морем зверя.

Недвижимого и мокрого пса - а это был вроде шакал, но какой-то большой уж, да и весь... белый? - Лучик сначала потыкал торцом копья. Зверь булькнул ещё раз. И рыжий воитель подумал, стоит ли спасать этого неизвестного зверя? Прикинув быстренько, что на этом неизвестном острове уж точно пригодится друг, да и бросать так уж нельзя - плохо это, как будто убиваешь ни за что, рыжик столкнулся с другой проблемой.

Как его оживлять-то?

Ну, видно, зверь наглотался воды. Отступив на два шага и сложив свою амуницию, гиена подступился к незнакомцу. Сначала снял с него всё оружие, конечно - и лук, и ножи, и меч с топором и даже щит - да быстро перепрятал за ближайшую скалу. Ну а затем, приступил к оживлению.

Напрягшись и подхватив этого большого шакала, словно тот ничего не весил, Лучик сначала попытался слить воду - ну, зверь булькал, водой подавился морской, значит! - держа того за талию головой вниз, но понял, что это не лучшая идея. А если вода в нос попадет? Или в голову? Положив зверя аккуратно и подумав ещё, гиена решил просто выдавить воду из легких почти утопшего белого зверя...

Спустя пару минут, Уббэ уже смог дышать благодаря действиям неизвестного пятнистого спасителя. И сейчас пятнистый спаситель, положив волка на бок, молча рассматривал его - не забывая направлять своё увесистое копье прямо в защищенный кожей живот.

Лучик ждал действий зверя. Ждал, что тот заговорит первым. Ну, или хотя бы отбулькается - неизвестно, может, эти белые большие шакалы на бульках говорят? Всяко в мире бывает...

0

80

В спутанном сознании Уббэ не было мыслей. Только инстинкт, который толкал его на поиски кислорода с тех пор, когда то самое сознание вернулось в его голову. Только вот... Этому возвращению определенно кто-то поспособствовал, а на то, чтобы самостоятельно заставить себя дышать, у волка попросту не было сил. Он, кажется, потратил их все, пока плыл к берегу в жуткий шторм. Пока кто-то манипулировал с его беззащитным телом, Уббэ пытался вспомнить что с ним произошло...
   Всё всплывало в голове картинками, которые за пару секунд успели промелькнуть в его сознании до того, пока он окончательно очнулся. Дикий скрежет, корабль качнуло... Потом его подбросило на волне словно шлюпку и со всей силы ударило обо что-то очень твёрдое. Такое твёрдое, что Уббэ, будучи у борта, не успел схватиться за него, и несчастного горе-капитана выбросило в море. Холодная вода, волны, медузы, рифы... и очень, очень много сил, потраченных в борьбе за жизнь. Убээ вспоминал всё это, вспоминал, как волны захлёстывали его и уносили обратно, как он научился нырять под них, чтобы сопротивляться их силе, как он нахлебался противной солёной воды с привкусом водорослей... А потом резкий удар о камень головой и темнота...
   "Шишка будет знатная," - отчего-то именно это было первым, что подумалось волку в конце его анализа ситуации, а потом...
   - Кхе-кхе, - Уббэ прокашлялся после того, как кто-то помог ему сделать первый более-менее нормальный вдох. Всё заклекотало внутри от кашля и воды, всё забулькало и захрипело от вдохов, и молодой волк почувствовал резкую и ужасную боль в лёгких. Она стягивала и резала его как тогда, когда он маленький чуть было не утонул, провалившись под лёд...
   Но тут не было льда. Точнее, всё было совсем наоборот. Жарко. Это было второе, что почувствовал Уббэ, прежде чем открыть глаза и увидеть почти бесконечную даль побережья. Но и это было не всё. Перед ним стоял его спаситель - странный, очень странный зверь, коих северный свет волка не видывал! Какой-то горбатый, пятнистый и рыжий, не высокий, но крепко сложенный, весь в шрамах, что говорило о его воинском опыте. Хоть Уббэ и увидел пропажу своего оружия, но ему было совершенно не до этого. Он был и удивлён, и любопытен, и благодарен незнакомцу одновременно.
   - Сп - х... бхе! - хотел было поблагодарить воина Уббэ, но боль в лёгких и попытка привстать на локтях проспазмировали его бренное тело, и оно, изогнувшись и содрогнувшись, казалось, вывернуло лёгкие наизнанку, оставив во рту привкус пакостных водорослей. Волка будто бы "вырвало" оставшимся содержимым лёгких, и он, вновь обессиливший и почувствовавший ну просто небесное облегчение, завалился на бок и начал часто-часто дышать, наслаждаясь каждым глотком воздуха.
   Дышать было больно. Легкие жутко болели и от этого хотелось бежать, но бежать было некуда и невозможно. Сил попросту не оставалось. Однако Уббэ, закрывая глаза от палящего солнца и вертя по песку головой, успел разглядеть получше своего спасителя с копьём в руках и наконец-таки произнёс:
   - Спасибо...

Отредактировано Ibor (3 июля, 2017г. 20:58)

0

81

Это было занимательно. Лучик во все свои темно-синие любопытные гляделки смотрел, как зверь оправляется после атаки злой соленой воды моря. Как выходит из него вода, как этот большой белый шакал плюется, стонет, дрожит. Гиена повидал достаточно боли, ранений, смертей и даже спасений ещё в бытность свою Четверкой, но спасшегося утопшего от всё же видел впервые. И нет, Лучик не испытывал особой жалости, хотя был и не без эмпатии, однако...

Он был рад, что за это утро ему повезло подарить жизнь незнакомцу. Он был искренне рад. Хотя да, сетовал на глупость белого пса, зачем же столько железяк тот на себе тащил - столько оружия, лоспехов - будто потонуть хотел, но сейчас это было делом прошлого.

Помахивая лениво рыжим хвостиком-метелкой, он ответил на благодарность неведомого зверя коротким кивком. Морда его оставалась серьёзной и невозмутимой. Пятнистый задумался на секунду, сверля спасенного взглядом, двинул ушами, стоило прохладному - по меркам жителя жаркого континента - ветру перемениться, и принял быстрое решение.

Лучик нагнулся над белым шакалом. Грубые и сильные лапы не очень умело, рывками, ослабили ремни кожаного доспеха. Дергал гиена за фурнитуру всё же удачно, и теперь, наверняка, Уббэ будет легче дышать. Он хотел было перенести зверя подальше от прохлады океана, но не знал, не повредит ли это спасенному... И спасателю.

Мало ли что этому белесому в голову взбредет.

Отредактировано Лучик (30 августа, 2017г. 12:12)

0

82

Уббе было дёрнулся, когда незнакомец прикоснулся к нему, но тут же понял его намерения и успокоился. Пятнистый ослабил ремни доспехов и дышать стало легче. Ещё пару минут собирался с силами волк, но понимал, сколь раздражительна пауза будет для его спасителя, и поэтому через силу спросил:
- Кто ты?
В голове проносились мысли задать вопрос куда деликатнее, тактичнее, уважительнее, но сил не было. Волк и так всегда всё делал через силу, делал, не беспокоясь о себе, а лишь о результате. Вот и сейчас он не хотел доставлять неудобства своему спасителю, и в то же время понимал, что если тому что-то не понравиться. даже пауза, то это могло угрожать и самому Уббэ. Поэтому, хорошенько отдышавшись после своих первых слов, волк решил представиться, чтобы не выглядеть совсем уж невоспитанным:
- Я - Уббэ, - произнёс он, не сумев удержаться от паузы между словами. Дыхание всё ещё не пришло в норму.

0

83

Крепкая рыжая лапа ещё несколько мгновений нерешительно взвешивала бывалое копьё, её хозяин слушал, как изменилось дыхание незнакомца; однако через сомнения нужное решение нашлось. Лучик ловким движением убрал оружие за спину, в перевязь, но щит оставил. Нечего его пугать, а с потопшим зверем он как-нибудь совладает, чего и впрямь бояться.

Наступило молчание. Лучик не был особо церемонным и вовсю разглядывал диковинного для его жаркой страны зверя, что пытался собраться с силами, судя по яростно работающим легким при слабых движениях.

Интересный доспех. Внимание пятнистого привлекал металл, такое непопулярное в Жирафрике железо. А ведь и зря оно непопулярно, прикинул Лучик уж давно, не расставаясь с "подарком" "отца" - сталь в разы лучше бронзы, если сделана добротно. Без всякой застенчивости оперативник Лиги грубым когтем провел по наплечнику, по металлическому нагруднику, с интересом слушая металл.

Он опустил лапу чуть ниже. Уббэ мог почувствовать, как грубая и сильная ладонь ощупывает его мех на предплечье да и саму лапу. Интересный мех. Такой могли бы почитать за святость в одном месте, а за проклятье в другом, где-то и вовсе могли принять за нечистую силу; Лучик повидал немало общин, он мог знать. Однако мнение его о мехе сложилось несколько более простое, пусть и, возможно, неправильное. "Родился таким, как и я рыженьким вышел. Вот так вот", - подумал гиенчик, но потом с новыми знаниями прибавил. - "Или отбелил мех, как знак чего-то".

А кем он мог быть? Любопытный и цивилизованный представитель вида пятнистых дикарей знал об этом звере немного, но это лишь подогревало интерес. Судя по экипировке, этот пес - воин, причем зажиточный, возможно, командир. Владеет оружием наверняка неплохо, судя по сильным предплечьям и языку тела, привычного к силе и боли, но судя по молодости, из всего арсенала, что чуть было не утянул его на дно, он покажет класс не со всеми игрушками, что умный Лучик спрятал за камнями...

"Кто ты?" Ушастая рыжая башка повернулась на звук хриплого голоса. Лучик, до этого оставлявший задумчивое и заинтересованное выражение на простоватой мордашке, нахмурился. Так просто и не ответить. Лучик, всерьёз занятый мыслями, выводами, весьма, кстати, сложными для такого простецкого мордоворота как он, даже несколько растерялся от такого вопроса. Что сказать? Что он хочет? Слишком широкая трактовка, а Лучик не...

"Я - Уббэ", - заявил спасенный. Ну что же, всё стало проще.

Пятнистый со странным звуком прочистил горло, тронул свободной лапой свою грудь, и произнес:

- Лучик.

Голос этот был похож на грубый наждак, словно смешавший себя с голосом высоковатого тенора. Грубый, хриплый, но понятный. Лежащий Уббэ наверняка сниху мог видеть маленький, но оставшийся от глубокой раны, рубец на мощной шее гиены. Сейчас Лучик потер его, стараясь успокоить горло, но это было, скорее, от привычки.

Да, говорить приключенец с юга не любил. Посему он, коротко кивнув белому зверю, уперся в щит и ловко подсел поближе к спасенному, поудобнее, глядя тому в глаза с интересом. Ну ладно, иногда скользя по телу незнакомого зверя, изучения ради и проверки для.

Гиена решил не торопиться. Надо Уббэ что-то - он скажет. Лучик же может уделить время уходу за своей новой, так сказать, ответственностью. Союзник в этих краях не помешает, с большими-то планами.

0

84

Этот тип сразу показался волку странным, мало того что и просто необычным зверем. Нескрываемое любопытство и почти нагло оценивающий волка взгляд говорили либо о плебейском происхождении этого "Лучика", либо же о том, что традиции и обычаи этого место очень уж расходятся с теми, в которых Уббэ вырос на севере. И поэтому волк, будучи далеко не глупым, решил проявить осторожность, на сколько это возможно. Любое его действие сейчас могло оказаться жестом презрение в адрес южанина, или, быть может, оскорблением его. Кто знает, как у них тут что заведено?!
Поэтому Уббэ ждал, пока легкие его начнут работать в нормальном темпе, а этим временем всё думал, что ему делать дальше. Хм... Незнакомец ответил ему "Лучик", а что, если он не назвался, а сказал что-то на своём языке? Вдруг тут говорят на своих наречиях. Но и это можно просто проверить:
- Ты знаешь мой язык, верно? - спросил Уббэ уже своим нормальным голосом, разве что сорванным неистовым кашлем.
Волк, увидав шрам, понял, что говорить его спасителю вряд ли приятно, а потому и задал вопрос, на который можно ответить либо коротко, либо жестом, а заодно увидеть, что за жесты здесь применяют. Нужно было доставить "Лучику" как можно меньше дискомфорта, чтобы не случилось ничего плохого (ибо Уббэ не обнаружил своего оружия на месте). А заодно нужно было узнать как можно больше об этом месте и понять, где теперь искать своих друзей. Почти все ведь плыли вместе с волком, только вот на берегу, отчего-то, никого не видно...

0

85

Назвал Лучик имя и тишина. Гиена ещё раз оглядел своего подопечного, с прищуром глянул тому в глаза и мысленно укорил себя. Тишина может быть из простых опасений, очевидно, но дело было в ином. Как за волной захлестнувшего любопытства и желания спасти жизнь Лучик забыл о такой простой прагматичной стороне, как опасения свои? Мало ли, что таит в себе этот незнакомец, что подумает - для него Лучик такая же диковинка, наверное, как и Уббэ для гиены. Впрочем, пятнистый лишь вздохнул - что уж, прикосновения не воротишь, да и что будет-то? Так, на будущее заметить...

Внешне Лучик всё это время выглядел готовым и спокойным, может, чуть серьёзным. И даже такой странный вопрос о понимании языка заставил гиенчика лишь поднять на секунду рыжую бровь, а внутри искренне удивиться, даже не приняв такой вопрос за оскорбление его дикарского умишка. Он же ответил на вопрос об имени, показал на себя и назвался, а тут... Ну что же, может, белая диковинка и впрямь так опасается незнакомца.

Лучик плавно, без резких движений взял лапу Уббэ в свою четырехпалую правую. Не больно, но уверенно сжал и дважды глубоко кивнул, прядая ушами от легкого морского бриза. Солнышко выглянуло из-за облака, заставив рыжего наклонить голову в кратком раздумии. А потом...

- К-камень. Океан. Солнце, - хриплый голос произносил слова надрывно, хозяин его держал Уббэ за лапу, тяжелым щитом указывая на поименованные предметы. А после он разжал пятерню Уббэ и показал на себя. - Гиена.

0

86

- Ох, славно. Прости, что... заставил говорить, - кинул волк взгляд на шрам на шее Лучика. - А я... я волк, - пояснил Уббэ, запаниковав от осознания случившегося. - А... А ты не видел здесь таких же, как я? - тут же задал вопрос Уббэ, забыв про безопасность, про то, что собеседнику трудно говорить и про то, что этот собеседник мог бы убить его в любую секунду. Уббэ забыл, забыл про всё на свете и вскочил на ноги как ошпаренный, оглядывая всё вокруг. Забыл про всё, потому как вспомнил... Где же все его воины, неужели... Нет, не может быть! Рано, рано ещё паниковать, может, все они живы, может... Нужно всё это выяснить, СРОЧНО!

0

87

Лучик как-то не успел обдумать, почему извинился этот "волк" - ведь разговор был инициативой гиены и легкую покалывающую да чуть более усмиренную докторами Лиги боль воитель усмирить мог. Вместо мыслей, он инстинктивно, словно пружиной, отскочил от взметнувшегося вверх Уббэ, прикрываясь щитом.

Рыжик расслабился, только осознав страх в жестах, словах и действиях белого зверя. Тем не менее, обдумывая всё последовательно, щит он не опускал, а скрытая им правая лапа незаметно легла на кривой нож-саблю. Да, этот Уббэ, верно, оказался зверем ответственности - пожалуй, так и было, если он беспокоился о других, таких же как он.

А беспокойство делу не помогает. Посему Лучик оставил в покое свое оружие, шагнул к спасенному и уверенно положил лапу ему на грудь, чуть надавив, будто останавливая с мягкой, покровительственной силой.

А если продолжить рассуждение, то Лучик опустит свой серьёзный взгляд на мгновение. Наверное, море поступило жестоко не только с этим Уббэ, но и его этими, "волками". Стоит ли помочь ему и с этим? Определенно, стоит. Союзник-командир, да ещё при своих таких же немаленьких зверях - ну что за чудо только по прибытию на остров! А если оставить прагматичность, то Лучику было и чуть-чуть их жаль. Наверное, это эмпатия к чувствам Уббэ или чувствам воина, к желанию изучить и понять диковинного зверя, как знать...

Рыжая лапа отошла от металла нагрудника, дабы взметнуться к найденной беглым осмотром широкую площадку меж окружающих скал. Шум моря не давал забыть о том, что камни везде были мокрыми и скользкими, что подъем может быть опасен, но освещаемая утренним солнышком площадка была бы как нельзя кстати. По крайней мере, можно было бы осмотреть берег в поисках обломков, покричать...

И глянуть вглубь острова, прикинуть маршрут, свериться с картой. Лучик ещё раз взглянул на Уббэ и приложил лапу козырьком ко лбу, мотнув башкой вверх - мол, осмотримся... И подождал, пока волк не пойдет вперед.

Трюки сзади Лучику не нужны.

0

88

Первичная паника спала. Уббэ, всегда спокойный и рассудительный даже в самых жестоких битвах, казалось, почувствовал, что мысль о гибели его соратников может его сломать. Осознав это, волк мужественно взял себя в руки и постарался хотя бы внешне себя успокоить. Негоже воину перед воином вот так представать. Тем более этот Лучик, наверное, всё же чем-то, да помог Уббэ, и сейчас помогает.

  Когда Лучик указал волку на площадку, Уббэ обратил внимание на то, что его новый знакомый, как-никак, а был вооружён. А куда тогда делось оружие Уббэ? Этот вопрос напряг юного полководца, но мысли об отряде не давали ему покоя. Всё, на что у волка хватило сил в этом состоянии, это слегка, по-дружески, хлопнуть гиену по плечу, посмотреть ему в глаза, кивнуть и всё. Разум вновь поглотили ужасные мысли, и Уббе, медленно разгоняясь, побежал в сторону площадки.

  Оружия нет? Всё равно! Волк готов был разорвать любого, кто не позволит ему добраться до истины. За спиной незнакомец с оружием? Но он и так ему помогал, и если бы захотел - давно бы убил. Да и какая волку теперь разница, если все его воины, не приведи Боги, погибли!

  Уббэ продолжал бежать. Лапы сбивались в кровь об острые камни. Волк один раз даже упал, но встал и побежал дальше. Никогда, никогда ещё молодой Уббэ не бывал в таком состоянии! В голове метались воспоминания о тех, кто был ему дорог, с кем он с самого детства играл, рос и стоял бок-о-бок в яростных битвах. Уббэ терял концентрацию. В глазах всё расплывалось, и волк понял, что это всё из-за лёгких. Воздуха не хватало. Снова хрипы, кашель, вкус водорослей во рту. Откашлялся и побежал дальше, сколь только хватало на это сил. Главное - не потерять нить надежды и веры в то, что всё обошлось. Может корабль не разлетелся в щепки а просто налетел на рифы? Выжил, нге был затоплен? Может, только лишь Уббэ и немногих других выбросило за борт, а остальным удалось скрыться? Может... слишком уж много "может". Волк помнил падение, помнил, что несколько волков плыли с ним, а вот когда он оборачивался - не помнил. Оставалось только узнать, что же ждёт его там, наверху. Узнать, что случилось, а потом уже думать, что делать дальше. До остального сейчас не было дела.

0

89

Лучик бесстрастно посмотрел в спину запаниковавшему молодому воину. С высоты своего опыта гиене пристало бы усмехнуться такой открытости и панике, и всё же пятнистый не старался быть черствым или возвышаться в своих мыслях над кем-то. Это просто пусто. Однако и за спасенным он последовать не поспешил. Глядя убегающему на всех парах беляку вслед, Лучик немного помыслил о своей миссии да проверил висящую на поясе подзорную трубу, ухнув глухо.

Так тому и быть. Гиена бодрым шагом двинулся вперед, но не по следу запахов мокрого пса, малых капелек крови его стоп или стекающей с его шерсти воды. Лучик отправился к замеченной им возвышенности в обход, находя омытые дождевой водой склоны, где лихие потоки проделывали еле заметные прожилки в камне и песке - вода идет сверху вниз, а Лучик шел в сторону обратную. Перескакивая и обходя камни, а где-то взбираясь на ступени да уступы, пятнистый потихонечку поднимался выше и выше, примерно выверяя направление и...

И вскоре он смог взглянуть на Уббэ с высокой площадки, неся на изуродованной морде легкую теплую ухмылку. Да, это пусто, но всё же грело хищническую душу.

Молча он снял с пояса прочную веревку и, подыскав хорошее место внизу - чтобы волк этот мог подняться хоть чуть-чуть, прежде чем ухватить прочный узел - да бросил один конец вниз, а другой накрепко навязал на бронзу наконечника копья, воткнув то в расселину. Уж если решил помочь... Более не отвлекаясь, ловким движением зверь выхватил верную подзорку и направил её взгляд вдоль берега, на восток, поискать устье реки, да и вообще оглядывал окрест.

Похожих на Уббэ зверей Лучик не отмечал. Да и кораблей побитых, впрочем, тоже.

0


Вы здесь » Остров Сокровищ » Квестовые эпизоды » Скалы и рифы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC