Остров Сокровищ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Остров Сокровищ » Квестовые эпизоды » Дом на дереве


Дом на дереве

Сообщений 1 страница 30 из 84

1

На западной оконечности хорькового Плато нависла над хижинами туземцев раскидистая крона шореи, средь которой затерялось жилище Патча Клостера - деревянный одноэтажный дом с внушительными чердачными помещениями и, как говаривают некоторые хорьки, не менее внушительными подвальными помещениями, в которые лекарь спускается по проходу внутри ствола.
В подвале, говорят они, он держит свои продовольственные запасы - случайных крыс и проштрафившихся хорьков, не достойных, по его мнению, жизни.

http://s017.radikal.ru/i423/1511/e1/67d652887f26.jpg

0

2

Патч не без облегчения поднялся на второй этаж под приветственный цокот гнездящихся наверху овсянок. Впервые за несколько дней квази-хорь искренне улыбнулся, тихонько переговариваясь со своими пернатыми друзьями на шпротском языке, попутно раскладывая порох по отдельным коробкам и складывая последние на нижние полки широкого стеллажа.
Одна из птиц обеспокоенно присвистнула и Патч приглушил свет разожженного было фонарика и задернул плотные занавески из нескольких слоев парусины. Снял камзол и развязал тесемки на хорьковой шкуре чуть ниже ключицы, рассматривая полузатянувшуюся рану, полученную от Ретивого Роджера. Усмехнулся.
Наложив новую повязку, Патч повременил со сном, усевшись в кресло за небольшую книжицу, зачитанную до дыр, но всякий раз волнующую душу, мечущуюся по Чертогам Памяти... И так просидел, не сомкнув глаз, до самого рассвета.

0

3

С первыми лучами тропического солнца Патч отложил книгу и уселся за бумаги. Раскатав несколько листов пергамента, он, при помощи последнего оставшегося в доме гусиного пера, принялся наносить какие-то неведомые стенографические черточки. Позже бумага выглядела так, словно по ней пробежалась одна из овсянок, но при включении некоторой доли воображения можно было дорисовать эти каракули в полноценные иероглифы, а странные дуги в середине каждой страницы - в схемы и чертежи.
Стенография помогала Патчу уловить главные детали, оставляя на будущее возможность должным образом все дорисовать, кроме того, на копирование скромной библиотеки Хасимы Кюсю ушло чуть более трех часов.
Все это время овсянки не переставали трещать, и в этом треске чуткое ухо улавливало разговоры последнего дня - как в крысином лагере, так и в хорьковом. Так одна из овсянок передала встревоженный разговор Аргенты и Ханурика - о том, что Двора, ласка-охотница, в плену долго не протянет...

0

4

Квази-хорь с интересом выслушал разговор, переданный птицей. Овсянка предельно точно подражала сиплому тенору Ханурика и глубокому баритону Дворы... А еще крысиные выкрики.

-Ее лапа совсем плоха. Это надо же, рана пришлась по тому же месту, что и тогда десять сезонов назад...
-Плохо дело. А ты никак не можешь помочь?
-Увы, дружок, если бы я не отдала свою лекарскую сумку крысам, меня бы убили, наверное. А так одной водой да травой придорожной здесь не поможешь.
-Если бы ты не повела нас тогда в эту глушь...
-Заткнись.
-Ей, вы оба заткнитесь, а не то щас как дам больно!

Судя по всему, хорьков и ласку притащили в главный лагерь. Некоторые голоса Патч уже знал по предыдущим докладам птиц. Он узнал голос Жабоеда, а так же Рваноуха, Немо и Робедкрауна - он был в этом абсолютно уверен.
Двора всегда держалась в стороне от интриганов племени и одинаково любила обеих своих дочерей - консервативную Колибри и бунтарку-Речушку. Кроме того, потеря талантливого охотника не сулила племени ничего хорошего, тем более, в разгар партизанской войны.
Решив, что к приходу Ганслингера успеет освободить пленников, Патч нацепил походную лекарскую сумку, отравленные когти и меч, после чего спустился в лагерь хорьков..

Отредактировано Патч Клостер (29 декабря, 2015г. 09:07)

0

5

Ключ со скрежетом повернулся в тронутой ржавчиной замочной скважине, и квази-хорь ввел Луизу в просторную прихожую:
-У домов, как и у нас - своя душа и свой лик, на котором отражается наша внутренняя сущность.
Забыв про страшный лабиринт, в котором они были меньше получаса назад, Луиза могла бы теперь судить о внешнем убранстве жилища своего спасителя: сколоченный из досок и веток, стянутый из фок-вантов и парусины, убранный шелком и мхом, он, безусловно, отражал обе контрастные натуры своего владельца - лютость и эстетику.
В серванте без стекол в дверцах хранились столовые приборы из самых разных сервизов, свечи, песочные часы, перья, книги... Книги в потрепанных переплетах, впрочем, были везде: в каждой комнате, на каждой полке, на широком столе в импровизированной гостиной. В плетеном кресле лежала небольшая книга с закладкой на первой четверти - должно быть, ее хозяин дома недавно начал перечитывать.
Где-то под потолком лилась незатейливая песня овсянок.

0

6

Вокруг неё была целая куча книг:   они были выстроены в красивый ряд на полках,    они лежали кучей на широком столе,    одни выглядели большими и внушительно,   а другие напоминали небольшие брошюрки,    одни манили взгляд яркими надписями,    а другие манили названиями.
Луизу привлекало чтение,   ей нравились рассказы,   где добро всегда побеждало зло,   а достойные персонажи всегда получали заслуженную награду:    кошка могла сидеть так до самой ночи,   пока её глаза не слипались,   а книга не вываливалась из уставшей руки. 
У них даже были порой дни совместного чтения:   вкусы Хенбейн,  Настейши,   Луизы были разными,    но они всегда собирались в одной и той же комнате,   чтобы приятно провести время за чтением любимых книг. 
Луиза невольно улыбнулась приятным воспоминаниям и,  не выдержав,   рассмеялась.
Судьба,  одарив её кучей невзгод,  наконец-то подарила ей хотя бы один светлый миг...

0

7

Патч усадил гостью в одно из кресел, разложил перед ней необходимый медицинский инвентарь и ненадолго вышел на кухню.
По специальному желобу дождевая вода с крыши собиралась в широкий глиняный кувшин, стоявший у кухонного окна. Квази-хорь зачерпнул чистейшей воды увесистым железным чайником, после чего поставил его на огонь. Часть воды он слил в тазик с холодной водой, а другую использовал для заваривания чая. Достал еще не опустевшую ампулу Панацеи и еще долго крутил ее в лапах, раздумывая... Вылил содержимое в заварник, который выкатил на тележке в гостиную минутой позже, вместе с тазиком теплой воды:
-Процедура не из приятных, но если не подлатать вас сейчас, начнется гангрена, - пояснил он и подал Луизе чай. - К тому же, у вас обезвоживание, поэтому выпейте сперва чашку-другую.
По правую лапу кошки на столик лег увесистый том.
-"Изгнанник из Рэдволла", коллекционная книга, - пояснил Патч, вдевая жильную нить в тонкую костяную иглу. - Уверен, вам будет интересно ее прочесть. Времени у нас будет достаточно.

0

8

Луиза нахмурилась,   увидев приготовления хорька,   и стиснула губы:   от её былого веселья не осталось и следа.
Хорёк,  к её большому сожалению,   был прав,    так как плечо до сих пор кровоточило и порой заставляло её морщиться от боли,   но вид тонкой острой костяной иглы вызывал у неё не самые приятные  чувства.
Даже книга,  лежавшая рядом и манившая любопытным названием,    не могла снизить всё напряжение и волнение от предстоящего лечения.
Кошка опустила маску до  подбородка,    чтобы та не мешала оценить вкус напитка,   и осторожно сделала глоток.
- Вкусный чай,  - произнесла Луиза вслух,   а затем вспомнила что-то важное.  - Мистер Клостер,   та записка у овсянки...    Это же вы её написали?
Её давно начала преследовать мысль,   что её спаситель и является загадочным П.М.К.:    когда она услышала хор милых с виду птиц,   то эта мысль начала превращаться в уверенность. 
Он хочет встретиться с Хенбейн...

Отредактировано Робедкраун (9 января, 2016г. 16:16)

0

9

Квази-хорь выдал одну из наиболее, как ему казалось, дружелюбных улыбок:
-Дайте мне двадцать минут, мисс.
Лицо Луизы искривилось в гримасе боли, но ни стона, ни крика не последовало, когда лекарь занялся ее плечом: игра стоила свеч, и операция стоила трети ампулы Панацеи. Ласка, должно быть, вгрызался с особой злостью, оставив рваную рану из взрезанной кожи и мышц, сильно задел артерию - если бы не жгут, кошка истекла бы кровью, не дойдя до реки. Жгут этот, к слову, перетягивал лапу довольно долго, достаточно, чтобы вызвать приступ сильной боли от потока застоялой крови, грозящей отравить молодое тело.
Да и сама лечебная процедура по ощущениям оставляла желать лучшего. Но по собственному опыту Патч знал, что без одной капли Панацеи кошка попросту потеряла бы сознание. Так или иначе, он вновь убедился, что лекарство работает. Работает и на более крупных животных и при меньшей дозе.
... Патч приготовил другую иглу и занялся собственной раной, предварительно поставив перед собой на стол небольшое зеркальце. Свое тело он знал много лучше, быть может потому ни один мускул на его морде не дрогнул, когда он стягивал ровные швы на собственной шкуре.
Под хорьковой шкурой она оказалась гораздо светлее.
-Гм, да, это был я, - он, наконец, поднял на нее глаза, почти вишневые. - П.М.К., то бишь Патч "Мышеедоед" Клостер. Мое полное имя. По крайней мере, на этом острове.

0

10

Луиза была занята тем,   что глушила неприятные ощущения разглядыванием обложки "Изгнанника из Рэдволла"  и неспешными глотками ароматного чая,  поэтому не обратила внимания на некоторые занимательные отличия в шкуре квази-хорька.
- Мышеедоед,   - задумчиво повторила кошка.  - Подумать только,   я сижу в доме каннибала и пью его чай...
Это вовсе не было забавным или смешным,    но её лицо тронула слабая улыбка.
До чего же ты дошла...

0

11

Патч улыбнулся в ответ:
-Будь вы вы цветущей маргариткой, а я - старым крокусом, чаепитие, сиречь потягивание отвара из иссохших мертвых листьев, можно было бы назвать каннибализмом. Однако флору мы обошли в развитии стони тысяч сотен тысяч сезонов назад... Скажем так, в данный конкретный момент мы упиваемся шатким доверием в крохотную долю вселенского спокойствия... Печение будете?
Квази-хорь поставил перед кошкой хрустальный поднос с печеньем и цукатами.

0

12

- Она верна Клуни Хлысту,  -  прошептала кошка,   осторожно взяв печенье левой рукой.  -  Когда на "Плети морей"   начался заговор,   то среди самых ярых сторонников Великого была именно Хенбейн,  - Луиза опустила платок ещё ниже,   до уровня шеи,   и надкусила мучное изделие.   -  Среди бунтовщиков был и Грозноглаз,   крыса,   который вечно ко мне цеплялся и даже хотел...   - она невольно задрожала,  с трудом успокоившись.  -  Его она превратила с кровавый фарш,   не переставая при этом улыбаться...   -  кошка вздохнула.   -   Целые дни,   состоящие из череды грабежей,  убийств,   жестоких расправ.   -  Луиза поставила чашку на стол,   так как её содержимое грозило вылиться на пол из-за нарастающего напряжения.  - Обыкновенные торговцы,   простые путешественники,   мирные звери,    такие же пираты,   как и Клуни Хлыст - Хенбейн было всё равно...
Луиза внимательно посмотрела на хорька мокрыми от слёз глазами,   вздохнула,   и продолжила:
- Каждый день был для меня сродни аду,   а для неё целым торжеством.    Каждый день я пыталась успокоиться после очередного убийства,    а она никак не могла насытиться стонами и болью очередной жертвы...
Кошка всхлипнула:
- А ведь всё они...  - Луиза не выдержала,  резко вскочила,  и сорвалась на крик.  - Майндесы!
Она,  испугавшись приступа внезапной ярости,   быстро засунула себе  в рот маску и присела,    тяжело дыша из-за злобы,   никак не хотевшей уходить.
Дура!

0

13

"Однако какое совпадение: некогда наивному и доброму Сентиментальному Юнцу ласка изувечил жизнь, некогда наивному и доброму Белому Барсуку ласка изувечил жизнь... Не удивлюсь, если братья Майндесы - одна инкарнация в двух лицах."
Патч поставил свою чашку и чуть подался вперед:
-Расскажите мне о Хенбейн и Найтейше. Как вы познакомились?

0

14

- Попалась,  воровка! - она пытается вырваться,  но её крепко держат.
    - Я просто хотела есть!
    - Скажи это лорду Болту,  несчастная девица,   товар которого ты украла.
    - Она вообще в курсе,   что ей за это будет?
    - Говорят,   что лорд Болт заживо сдирает кожу с преступников.
    - Нет-нет,  Ян,  не перегибай палку. 
    - Ей всего лишь поставят клеймо.
    - Прошу вас,  не надо...
    - Законы нельзя нарушать,  кошка,   ибо за них сурово наказывают.
    - Отпустите эту кошку!
    - Лорд Вульф,  это преступница и заслуживает наказания.
    - Да!  Лорд Болт не оставит это безнаказанным.
    - Ваш лорд,  если вы не забыли,   мой должник,   поэтому я надеюсь,   что он будет к ней снисходителен.
    - Ян,  отпусти эту девку,  раз лорд Вульф так просит...

Луиза вытащила маску и,  с трудом успокоившись,   начала свой рассказ:
- Это было пять лет тому назад,    в Нагорных Землях...    У короля не было наследников,   поэтому после его смерти начали править лорды,   которые начали устанавливать свой законы,   некоторые из которых были чересчур жестокими.     На свою беду я выросла на землях лорда Болта,  о котором ходило множество мрачных слухов:   мол,   он заживо сдирал кожу,   устраивал кровавые бани и так далее.    Правдивы ли эти слухи или нет,  но он действительно был высокомерен и жесток.    Бедняков он считал низшим сортом,   кучкой навоза - извините за выражение - всячески издевался над ними и унижал их:  самое страшное в том,   что он не давал им уйти к другим лордам,   более справедливым,   чем он.     Этих несчастных объявляли предателями и казнили их:   в их числе были и мои родители.
Кошка вздохнула,   взяла чашку,   сделала глоток,   поставила чашку обратно,   продолжила:
- Мне пришлось стать преступницей,   чтобы хоть как-то выжить,  -  Луиза поспешила добавить.  - Нет-нет,   я не была убийцей или грабителем,   но лорду Болту было всё равно,   какого сорта ты нарушитель закона:   тебя клеймили,   отрубали руки,   вырывали язык...    В начале всё шло довольно гладко и даже хорошо,   пока меня не поймали.     
Луиза перевела дыхание:
- Надеюсь,   вы простите мне,  мистер Патч,    если я пропущу своё внезапное спасение в лице лорда Вульфа и перейду к его детям.   У меня тогда было предубеждение,   что дескать все дети из знатных семейств являются высокомерными,  заносчивыми,   бездушными гордецами,   -  её лицо тронула слабая улыбка.   - Хенбейн и Настейша вовсе не были такими:   конечно,   между нами вначале была стена,    но она быстро пала.
Дочери лорда Вульфа и леди Вульф приняли меня,   как родную.     Конечно,   о моём существовании не знал никто,   кроме них,   так как лорд Вульф боялся различных ненужных слухов,   но я и без того была счастлива и рада,    что наконец-то нашла друзей и надёжный дом над головой.
Через  два года беззаботной и безмятежной жизни началась гражданская война:   лордам,   да и не только им,    надоело отсутствие короля,   поэтому они начали борьбу за власть.    Лорда Вульфа и леди Вульф,   а также их армию,   разбил лорд Болт.
Как символично,    что моего спасителя убил тот,    от кого он меня и спас.   
Нам пришлось бежать.     Мне было гораздо легче,   так как я ещё не до конца забыла дни бесконечных блужданий.     Наконец-то мы нашли уютный домик,    где и зажили,   пытаясь забыть те страшные дни. 
А потом пришли Майндесы...

0

15

Лагерь хорьков давно уже проснулся, и в гостиную лилась через окна обычная его музыка: гомон ребятни, ругань старших, какие-то песни, стук топора о сухую древесину, треск Священного Костра, крики птиц и шелест ветра. Но в доме на дереве не было для Патча иных звуков, кроме чуть дрожащего альта Луизы.
Когда кошка примолкла, он ненадолго вышел из комнаты - на кухню, подогреть чайник. Но новая порция горячего напитка не могла растопить холодные тиски воспоминаний, сжимающие трепещущее сердце Луизы.
-Шрам... Насколько я понимаю, эту метку оставили ласки? "I" означало у шпротских партизан imtynes, борьбу на истребление. Так в стародавние времена северяне клеймили пленных на убой, не удивлюсь, если Лайндэр или уж тем более Гроббз знали это... Но что же произошло?

0

16

- Влюбилась Настейша,  -  продолжила Луиза,  чьи глаза покраснели от бесконечных слёз.  -  Каждый день она рассказывала нам про одинокого ласку-актёра,   чья карьера была безжалостно загублена войной между лордами:  он пел ей песни,   рассказывал баллады о великих свершениях,   бесконечно дарил ей цветы,   показывал представления.    Ясное дело,    что мы с Хенбейн захотели увидеть её ухажёра лично,   познакомиться с ним,    но Настейша говорила,   что её возлюбленный никак не может встретиться с нами,    что сильно его печалило. 
Луиза провела пальцем по своему уродливому шраму,  нахмурилась:
- После второго дня ухаживаний Настейша заявила,    что Гробзик,  -  кошка поморщилась,  -  хочет сделать ей вечером сюрприз.     
Кошка простонала:
- Если бы она знала,   если бы мы знали,   чем обернётся этот сюрприз!  - Луиза прикрыла глаза.  - Я спросила Хенбейн,    не кажется ли ей странным,    что её сестра встречается с бывшим актёром,   который постоянно чем-то занят и не может выделить время,   чтобы встретиться с нами.     Она всего лишь рассмеялась и ответила,    что ухажёр Настейши вполне может быть стеснительным юношей.   "Среди актёров такие часто встречаются"  - сказала она тогда.  Я вышла на улицу,   чтобы подышать свежим воздухом,   и пошла к своему любимому дереву,    где и получила тот злополучный удар.   
У неё уже не было сил плакать,   её сердце даже заболело от постоянно напряжения и волнения,    а тело дрожало от внутреннего холода.
- Когда я очнулась,   то Настейша уже была мертва:   её,  судя по всему,   убил тот,    кого она любила всем сердцем.     Лайндэр и Гробз хотели заняться и мной,   но приход Хенбейн заставил их поскорее уйти.     Я окончательно пришла в себя и увидела страшную,   неестественную,   кошмарную сцену:    в луже собственной крови валяется Настейша,    а рядом с ней Хенбейн...     Я хотела закричать от невыносимой боли и тоски,    но меня глушил кляп,    я хотела броситься к подруге и разделить её горе,   но мне мешали верёвки.     Хенбейн развязала меня,  а потом мы начали оплакивать Настейшу...
На её губе тоже был такой же шрам,   как и у меня...  - вспомнила  кошка и притихла:    груз тяжёлых воспоминаний давил на неё чересчур сильно.

Отредактировано Робедкраун (10 января, 2016г. 16:47)

0

17

Комочек каштанового меха колотит судорога страха и боли, когда высокий серый кот в тяжелом зимнем плаще поднимает истощенное тельце и передает старшему товарищу.
-Жалкое зрелище, даже для грызуна. Его семью перебила Арктическая Нация, но его мы нашли только сегодня... Парень, ты как? Где младшенькая?
-Великие Сезоны, Ирвин, да он со страху совсем онемел... Что бы там он ни увидел, не хотел бы я столкнуться с тем же.
Добрые медово-янтарные глаза кота встречаются с выкатившимися гранатовыми бусинами мальчишеских глаз. Этого диббуна уже не отпустит смерть сестры, она заставит его мех выцвести, глаза - налиться кровью, а сердце - окаменеть на долгие долгие сезоны...

Мертвые губы Патча Клостера трогает непривычно добрая, хоть и кривоватая улыбка. На худые плечи Луизы ложится плед, а остывший чай, соленый от слез, разбавляет порция бергамотового тепла из старенького чайника.
-Есть два вида боли - та, что разбивает нас на мельчайшие осколки, и та, что мотивирует, побуждая действовать... То был, не спорю, тяжелейший момент в вашей жизни: представьте вновь Хенбейн у тела сестры. Представили? Теперь перенеситесь на пару сезонов назад и посмотрите на сестер Вульф: найдите в чертогах своего разума самые теплые моменты вашего прошлого - чтение, игры, посиделки за чаем, любую другую милую сентиментальную чушь... И помните, что подобная мантра есть и у Хенбейн. Вот через нее мы и будем действовать.
Порой даже из осколков можно собрать чашку.

0

18

- Не догонишь,  не догонишь! - радостно хохочет Хенбейн,   убегая от неё:   её бежевое лицо так и сияет озорной улыбкой.
Луиза тоже улыбается,   бежит за ней,   пытается догнать,    но подружка гораздо быстрее неё.
Треск!
Хенбейн спотыкается об пень,  падает на землю,   ударяется локтем,   но не подаёт виду,   а лишь смеётся ещё громче.
- Я догнала тебя! - торжествующе восклицает Луиза и помогает Хенбейн встать.
- Ну так нечестно,  Луиза,  - обиженно протянула та,  тут же прыснув от безудержного веселья. 
Мимо них быстрым шагом проходит группа солдат,  один из которых держит знамя лорда Фиша - рыба,  насаженная на вилку:   это был молодой рыжий кот,   с любопытством рассматривающий земли отца Хенбейн.
- Хорошей прогулки,  девочки! - улыбается им знаменосец,   тут же помчавшись догонять товарищей.
Луиза и Хенбейн,   удивлённо переглянувшись,   направляются к пруду,  где солнце светит наиболее ярко.

Луиза,  решив последовать совету мистера Патча,    вернула синий платок на прежнее место,    укуталась в тёплый плед,   так любезно предоставленный гостеприимным хорьком,   облокотилась на ручку кресла и  задремала:    после многочасовой ходьбы,    нападения Лайндэра,    тяжёлых воспоминаний  она больше всего нуждалась в хорошем и долгом сне.
Это был настолько горячий поцелуй,   что даже большое количество хорошо затопленных каминов в самый жаркий день лета не смогли бы обойти его в этом;   столь страстный,   что даже истинный нинианец,   крайне увлечённо чтивший обеты Ордена,    выглядел равнодушным сухим...*
Если бы не маска,   то хорёк увидел бы довольную и смущённую улыбку своей гостьи,    но он увидел,    как её щёки залил румянец.
Будто само время застыло,   дав им насладиться этим великолепным мигом уединения... *

*Это всё снится Луизе.

Отредактировано Робедкраун (11 января, 2016г. 12:50)

0

19

Тёмный силуэт возникает из ниоткуда и хватает её за горло:
- Хочешь сбежать?
Она хрипит,  пытается вырваться,  судорожно взмахивает лапами,   но всё это бессмысленно - тёмный силуэт крепко держит её.
- Беги же,  кошечка,  беги! - хрипло смеётся её мучитель и бросает кошку на землю с такой силой и злостью,   что та больно ударяется спиной.
Луиза с трудом поднимается,  невольно всхлипывает и начинает бежать прочь,  от этого ненавистного зверя,   вытирая на ходу слёзы тыльной стороной ладони.
- Мы ещё встретимся! - мрачное обещание давит на её сердце,    но кошка не останавливается,   а ускоряет шаг.
Вокруг неё безжизненный и пустой лес,  от которого веет отчаянием,   страхом,   болью.
- Зачем ты убила нас? - с печалью в голосе спрашивает толстая мышь,  из живота которого хлещет кровь и вываливаются внутренности.
Кошка тяжело и прерывисто дышит,  её зрачки расширены от ужаса и раскаяния.
- Я не хотела,  - шепчет она.  - Мне жаль.
Убитый лишь машет головой,   протягивает лапы вперёд и идёт к ней.
- Зачем ты убила нас? - всё больше и больше зверей начинает окружать её,   всё больше и больше убитых создают вокруг неё тесный круг.
Луиза падает на колени,   сжимает лапы в кулаки и оглашает лес рыданиями.
- П-простите,  я не хотела...
- Тебе не убежать,  -  радостно восклицает тот самый голос и кошка вскакивает,   пытаясь найти в толпе своего извечного преследователя,   но не находит. 
- Я не достанусь тебе! - выпаливает Луиза,  выхватывает кинжал и бежит прямо на толпу мышей,  землероек,   выдр,   кротов и прочих зверей,   убитых ею.  - Я не достанусь вам!
Эти отголоски прошлого к её удивлению тут же исчезают и растворяются в темноте,   уступив место странному хорьку,   на теле которого были швы и шрамы.
- Загляните в свои собственные Чертоги Памяти,  мисс,  - с улыбкой произносит он.  -  И найдите там сентиментальную чушь.
Луиза спотыкается,  роняет нож,   падает на землю.
- В обычном падении нет ничего постыдного,  - замечает хорёк и протягивает ей лапу.  - Но ты,  моя дорогая кошечка,   и так пала хуже некуда!
Лайндэр Майндес стоит над ней,  хохочет,  помахивая своим топором.
- Нет! - яростно кричит кошка,  бросается на ненавистного ласку и хватает его лапу своими острыми зубами. 

Раздался хруст,  недовольный голос,   и кошка наконец-то очнулась:   она была полностью замотана в плед,   без всякой возможности пошевелиться,   и также лишена возможности говорить.
- Мпфм,  - смущённо замычала Луиза,   заметив на лапе гостеприимного хозяина следы укуса,   потупила взгляд и скривилась от боли:  левое плечо заныло снова.
Я забыла рассказать о своих кошмарах...
Кошмары всегда были её мучительной темой,   ведь снились ей часто:  из-за таких мрачных сновидений кошка теряла над собой контроль и могла бы натворить дел,   если бы не Хенбейн.

Отредактировано Луиза (10 февраля, 2016г. 18:47)

0

20

Мышеедоед потер запястье, изображая недовольство, но пытливый ум его уже выстраивал новую арку, чрез которую ему, Патчу, предстоит проехать на колеснице грядущего триумфа.
"Богат остров Печали - если не сокровищами, то нужными зверьми".
Внезапный шум снаружи заставил квази-хоря встрепенуться и чуть отодвинуть занавеску:
-Печально не иметь отдушину в виде спокойного сна, - словно прочел он ее мысли. - Но боюсь, настоящий кошмар пожаловал сейчас в лагерь. Взгляните.

0

21

Это "взгляните"  прозвучало для Луизы,    как издевательство и ехидная насмешка:   до окна ещё надо было дотянуться,    что в её нынешнем положении было затруднительно.    Кошка,  втиснувшись зубами в тряпку,   чуть наклонилась в сторону,   кое-как легла животом на подлокотник кресла,   дотянулась до окна и,   боясь того,   что её заметит любопытный абориген,   взглянула наружу:   из леса вышел отряд во главе Чёрноклыка,   возле которого стояла юная ласка;   сами же аборигены встретили пиратов во всеоружии и вселапии.
Среди них нет Майндеса
Радость,  впрочем,   быстро ушла,    ведь татуированная крыса,    если фортуна окажется на её стороне,     вряд ли пощадит Луизу,    когда найдёт в доме странного хорька.
- Эмпфм Чмпм,  - промычала кошка,   с тревогой обернувшись на Патча Клостера:   Чёрноклык,   хоть и выглядел слегка не от мира всего,    но был опасным противником,   весьма опасным.

0

22

Патч устало вздохнул, помогая кошке вывернуться из пледа:
-Да, верно, сам офицер Черноклык пожаловал... Как сказано в одной старинной поваренной книге, "в случае, если гости пришли внезапно, а угостить их нечем - угостите их тумаками, дабы отбить впредь желание приходить без приглашения".
С этими словами Мышеедоед открыл сундук, доставая трофейные пороховые трубки. Одну из таких трубок он протянул опешившей кошке:
-Вам не приходилось прежде наблюдать фейерверки?

0

23

У Луизы этот необычный предмет вызвал такое удивление,   что она даже забыла вытащить кляп и долго рассматривала трубку. 
- Нмпфм,  - так и не поняв,   что с ней делать,   кошка подняла глаза на Клостера,   вытащила наконец-то тряпку и вздохнула.  - Увы,  я никогда их не видела,   хотя в одной книге,   которую я читала,   упоминалось "огненное шествие":  "и небеса обагрились алым племенем,   и глаза всех присутствующих зверей ослепил яркий свет".
Луиза ещё раз посмотрела в окно,   остановив взгляд на Чёрноклыке:   татуированный пират отдавал своим напарникам,   попутно угрожая ласке.
- Мистер Клостер,   а что это за ласка рядом с ним?  -  спросила кошка,   нахмурившись.   - Я не помню её среди наших,  -  Луиза осеклась.  - Среди пиратов Клуни Хлыста.

0

24

-А, это дочь одной нашей охотницы, - ответил Патч наскоро зажигая свечу. - Бунтарка до мозга костей. Вождь по доброте душевной заморил было ее голодом, но, видимо, она сбежала и привела заодно новых друзей... Видимо решила в отместку всех сородичей загубить в отместку, включая мать, сестру и деда.
Долго было объяснять кошке, что Антанас не родственник Дворы - к тому же старый ласка одним из первых ринулся защищать племя, как не защищал его ни один туземец. Несомненно, ему было, за что сражаться.
Патч распахнул окно, запалил фитиль и направил трубку в гущу крыс. Раздался оглушительный треск, свист и взрыв, сменившийся дребезжащей бранью и криками. Квази-хорь вновь обратился к кошке:
-Попробуйте, мисс, здесь ничего сложного. Главное - цельтесь по задним рядам... И встаньте поудобнее: не дай сезоны, упадете от отдачи.

0

25

Луиза не стала уточнять,  за что именно вождь приказал заморить ласку голодом,   а вместо этого расставила широко задние лапы,    закусила кусочек ткани,   направила пороховую трубку в задние ряды крыс,    подожгла фитиль и зажмурилась:   оглушительный звук,   внезапная дрожь во всём теле,   новые крики брани и боли дали ей знать,   что она попала точно в цель.
Сердце Луизы невольно сжалось,    когда она увидела жуткую сцену:   в луже собственной крови,   в горе вывороченных внутренности лежали пираты,   некоторые из которых были ещё живы и корчились в ужасных муках.   
Кошка быстро пригнулась,   заметив,    что Чёрноклык повернулся в сторону окна.
— Священный огонь пришёл,   чтобы помочь нам!  — это закричал,   судя по всему,   один из аборигенов.   —  Бей чужеземцев со славу Духа!
Поднявшись,   Луиза увидела,   как на изрядно потрёпанный отряд бежит толпа хорьков и ласок,   вооружённых копьями,   луками,   и ножами:   старый же ласка оставался на своём месте,    будто выжидая чего-то.
— Не завидую я Чёрноклыку,  — едва слышно прошептала кошка.
Выстрели в него,   выстрели в него
Будто алое пламя вспыхнуло в глубине её души,   вызвав приятное,   даже сладостное ощущение:   лапа,   державшая трубку,    словно повинуясь неведомой воле нацелилась прямо на пирата,   а другая лапа приготовилась поджечь фитиль.
Красные рубцы на её спине,   оставленные жестокой лапой Чёрноклыка,    грянули радостным хором,    когда Луиза наконец-то подожгла фитиль и огненная смерть понеслась в татуированного пирата.
Луиза отошла в сторону,   прислонилась к стене и тяжело задышала.

Отредактировано Луиза (22 февраля, 2016г. 19:35)

0

26

Патч не без восхищения следил, как запуганный котоенок обращается в кровожадную фурию, и как истома снисходит на прекрасное лицо при звуках крысиной агонии и ликования хорьков.
"То что нужно".
Квази-хорь вновь зажигает фитиль и производит третий выстрел по хвостатой орде...

0

27

Могучий удар кулаком врезается прямиком в солнечное сплетение Бримуса,   отчего крыса невольно всхлипывает,   хватается лапами за живот и падает на колени. 
Чёрноклык плюёт ему прямо в морду,   а затем,   как следует похохотав,   уходит.
- Вставай, -  Луиза,   с трудом дождавшись исчезновения татуированного пирата,   подбегает к Бримусу,   обнимает его и помогает встать.   
- Спасибо,   - отвечает Бримус и грустным взглядом смотрит на неё.  - Славный парень,  а,  Чёрноклык?
Кошка молчит,   смотрит туда,   куда ушёл татуированная крыса,   и в её голову приходит мрачное обещание наконец-то отомстить Чёрноклыку. 

- Это ему за Бримуса,  - тяжело вздохнула Луиза.   - Это ему за всё.
У неё вырвался изумлённый вздох,   когда она заметила,    что сзади Клостера возник куница,  голове которого была украшена не то шарфом,   не то полотенцем,    и ящерицей.
- Мистер Патч,  сзади! -  воскликнула Луиза,   а сама,   не теряя ни времени,   прицелилась в лазутчика.
Луиза ещё не видела в рядах Клуни Хлыста куниц,    но прекрасно понимала,    что это не было поводом для потери осторожности. 
Убей его,   убей его
Теперь же этот внутренний шёпот вызывал не возбуждение и предвкушение,   а самый настоящий страх:    зловещая улыбка,   спрятанная под маской,  в мгновение ока преобразилась в испуганную гримасу.

0

28

(Пивз укоризненно покочал головой)
- Да я спросить хотел! Не очень вы мне и нужны. И кричать при этом не обязательно! Хорошо же и без того слышно.
(Взобравшись окончательно в дом, он вежливо поклонился дуэту.)
Кротолис Пивзи, сэр и сударыня... Сокращу своё приветствие до простого вопроса: не поделитесь, так сказать, пищей? Мне бы для стандартного зверя паёк на 2 недели...
(Поправляет шарф, упавший с плеча.)
Да чтоб тебя, паскуда... Прошу прощения, что отвлекаю вас всех от столь приятного уничтожения армии этого "Великого", но не подумаете, что я с ними за одно. Я... это... случайно здесь... На острове.
(Повернулся к хорьку)
"А какой-то не такой хорёк! И кошку совсем это не смущает, что ли?!"
(Куша шепчет на ухо)
- Мистер Пивз, это Патч.
(Так же шёпотом)
- Местная шишка, что ли?
(Ящерка кивнула. Кротолис обращается уже к Патчу)
- Мне юная особа только что сказала, что Вы - известная личность... Постараюсь сократить своё обращение до всего того же вопроса. Война, как ни как!

0

29

Патч не мог скрыть недоумения, когда шутовского вида куница ввалился в окно, свернув при этом кадку с геранями.
"Самоубийца какой-то. Впрочем, как говорится, враг моего врага..."
На изрытой швами физиономии изобразилась укоризна, когда он обратился к Пивзу:
-Я, конечно, зверски извиняюсь за недостаток должного радушия, однако здесь не склад сухпайка, насколько вы сами можете видеть, мистер... Гм, не важно. Впрочем, я смогу выделить вам еды и воды на три дня, если вы соблаговолите всего с минутку посидеть здесь тихо и дать нам закончить.
Квази-хорь кисло улыбнулся пришельцу и дал еще один залп по удирающим крысам.

0

30

Луиза,   быстро взглянув в окно,   увидела довольно необычную и странную сцену:   старый ласка,   до этого спокойно стоявший,    вдруг бросился вперёд,   крикнул что-то на неизвестном ей языке,    убил одного пирата и побежал дальше,    добивая раненных товарищей Чёрноклыка своей тростью.
- Что это за ласка,   мистер Клостер?  - обратилась кошка к странному хорьку.   - И что значит слово,    которое он крикнул?
Когда Антанас выкрикнул этот клич,    то Луиза заметила,    что аборигены,   судя по их удивлённым взглядам,    и  сами-то не знали этого языка.
А ведь он так похож на речь его овсянок!

0


Вы здесь » Остров Сокровищ » Квестовые эпизоды » Дом на дереве


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC